Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:40 

Sopor Aeternus & the Encemble of Shadows

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Sopor Aeternus & The Ensemble Of Shadows
В конце (1)999 г. нашей эры паника охватила христианскую Европу. Страх перед новым тысячелетием, ожидание апокалипсиса и всяческих бедствий, мрачные пророчества захватили умы масс. Общее настроение было тогда подавленно-мистическим, что определялось латинским термином Sopor Aeternus - Вечный Сон.
Sopor Aeternus - "Сон Смерти" или, литературно выражаясь, "Вечный Сон", это весь космический спектр жизни и смерти, что по сути одно и то же. Это время которое проводят души в промежутках между инкарнациями, их неописуемая и вечная боль...
Sopor Aeternus это также и таинственный немецкий darkwave акт, состоящий из вокалиста и перформера Anna-Varney Cantodea и круга неких духов, известных как The Ensemble Of Shadows. Это нематериальные субстанции, духовные наставники группы из иного мира "Meister der Anderen Welt" (Masters of the Other World). Они были всегда и всегда окружали Varney, без них он не может сотворить ничего...
Обложки и промо-фотографии полные костей и черепов, вокал, навевающий мысли о терзающихся в аду душах грешников. Песни типа "Die Bruderschaft des Schmerzes" ("The Brotherhood of Pain") это настоящие гимны печали. Музыка - смесь darkwave, классики и средневековых танцев, чудесно оркестрованых и положенных на современный ритм. Наиболее часто используемые инструменты это флейты, колокола, клавишные и струнные. Некоторые песни как похоронные марши, иные чуть побыстрее, что делает их еще ужасней.
Самая большая мистерия связанная с группой это фигура харизматического лидера и певца Anna-Varney (прежде просто Varney). В соответствии с информацией, полученной о нем из разных интервью (которые он всегда дает только по факсу и никогда лично), он живет в полной изоляции, почти никогда не покидая свой дом и не встречаясь с людьми. Anna-Varney родился ребенком мужского пола, теперь он является бесполой персоной, ни мужчиной, ни женщиной. Он не дает концертов и не открывает свою личность, что не отражается на успехе его работ в Европе.

Varney и Holger слились воедино во второй половине 1989. Вместе их свел один общий знакомый, знавший о планах обоих создавать музыку. Одной темной и холодной ночью они всретились в клубе во Франкфурте ("Negative"), почувствовали, словно знают друг друга давным-давно, это была дружба с первого взгляда... Спустя некоторое время еще некоторые люди оказались вовлеченными в проект, так и появился Sopor Aeternus & The Ensemble of Shadows. Но безработные, какими они тогда были, не могли иметь денег на покупку новых инструментов, а где-то через год даже вынуждены были продать последнюю собственность - ударную установку. Так что музыку приходилось сочинять "в уме". Слава богу помогали те самые бесплотные духовные наставники, а так как имя каждого из них было неизвестно, то их и обьединили под общим термином "Ensemble of Shadows" и сделали его частью названия группы, как дань уважения к их несомненным заслугам... Они записали трилогию демо-кассет ("Es Reiten die Toten So Schnell", "Rufus", "Till Time and Times Are Done") в 1992. После записи демо "Es Reiten Die Toten So Schnell..." (Demo) они приняли участие в нескольких сборниках: Beton Tapes sampler "Cascades";"This morning Sacrilege" by No Control Torture; "Screaming in Torture", тоже N.C.T.; сборник распространявшийся с французским фэнзином Gloria Victis... Потом Holger покинул группу, а новоиспеченный лейбл "Apocalyptic Visions" проявил интерес к музыке Varney. В 1994 дебютный альбом с длинным названием "Ich Tote Mich Jedesmal Aufs Neue, Doch Bin Ich Unsterblich Und Erstehe Wieder Auf In Einer Vision des Untergangs" был издан ограниченным тиражом в 1000 копий. Песни "Tanz der Grausamkeit" и "Do You Know My Name" пришлись по вкусу ди-джеям и превратились в клубные хиты. Альбом переиздавался потом еще по меньшей мере дважды. "Ich tote mich..." - (All lyrics and music received and performed by Sopor Aeternus & The Ensemble of Shadows)
Почти 20 лет Varney страдал глубочайшей депрессией и испытывал серьезные эмоциональные потрясения. Рожденный мальчиком, но чувствовавший себя в значительной степени девочкой, он испытал немалые трудности еще ребенком. Его мать для него это "женщина, которая давала мне пищу, одежду и побои." Что хуже всего, он был очень чувствительным ребенком, ощущая тончайшие вибрации мира духов. Он имел драматический опыт общения с этим миром, что наложило отпечаток на его душу. Он описывает свой опыт как "Театр семи преисподен." Varney имел среди духов бесплотных друзей, которые всегда наставляли и помогали ему. Для Varney причиной создания Sopor Aeternus & The Ensemble of Shadows стали 20 лет разочарований и депрессий и потребность излить душу, испустить последний крик о помощи. Это отражение его сущности, интравертный эксгибиционизм, как он говорит. Их творчество вдохновлено их же жизненным опытом и всем, что они видият кругом. Кроме того значение имеет опыт, приобретенный их душами в прежних инкарнациях... По его словам, им ничего не приходится выдумывать, каждая идея и каждая мелодия уже созданы когда-то и существует, и их задача лиши "получить" или "уловить" их...Он только переносит в материальный мир то, что существует вечно и во все времена в мире нематериальном. Одни люди называют их музыку medieval- или folkmusic, другие - neo-classic... Лирика пишется на двух языках - немецком и английском.
Anna-Varney верит, что все во вселенной взаимосвязано. Задача каждого человека понять суть своей взаимосвязи с целым. Многие сегодня живут, питая иллюзии, что то что они могут увидеть и пощупать является единственной реальностью. Anna-Varney пытается сказать, что за этой поверхностью кроется другой мир, не менее реальный. Целькаждого человека пробудиться и осознать это. Вот почему для группы избрано название Sopor Aeternus ...
Создавая музыку Anna-Varney как бы избавляется от своей депресссии. Это - интравертный эксгибиционизм. Лирика его всегда глубоко личная и не сразу понятна другим. На демо, например, затрагивалась тема вампиризма, живых и мертвых. В то время Varney был серьезно болен и едва не лишился зрения. Первый альбом "Ich tote mich..." о смерти с неоднозначной "готической" точки зрения. Что свидетельствует о том, как Varney страдал от эмоциональных проблем и был мучим непереносимой болью.
Второй альбом "Todeswunsch - Sous le Soleil de Saturne" ("Deathwish - Under the Sun of Saturn", 1995), был по части музыки полегче и не так депрессивен. Зато вокал стал невероятно печален. Varney говорит, что он просто стонал во время записи некоторых песен, так велико было эмоциональное напряжение. Темы песен это "суицид, сладостный суицид". "Todeswunsch" - (All lyrics and music of this album have been received and performed by Sopor Aeternus and the Ensemble of Shadows. The music of "Die Bruderschaft des Schmerze" and "Shadowsphere" is based on the bass-line of Black Sabbath's "Under The Sun" as well as the song "Todeswunsch" which we have based on the piano melody of Cat Steven's "I think I See the light". )
Боль, страх и фрустрации играют судьбой Anna-Varney. Только при поддержке и помощи его "Ensemble of Shadows" он не прервал это безумие самоубийством. Где-то в 1997 Varney серьезно начал подумывать об операции по перемене пола и с тех пор называет себя Anna-Varney. Некоторые моменты в его интервью заставляют людей думать, сто он действительно ее сделал. До сегодняшнего дня это не ясно и загадочно - как и все прочее, связанное с этой личностью! Mini-CD "Ehieh Ascher Ehieh" (1996), ограниченный тираж 3000 копий, как раз соответствует этому периоду его жизни. Среди некоторых ремиксов с прошлого альбома, здесь есть композиция "The Gift of Self-Castration". Но Anna-Varney называет себя теоретической "гетеросексуальной женщиной." Он существо пятого рода, а это концепция, созданная североамериканскими индейцами навахо. Первый и второй род это мужчина и женщина, третий и четвертый это женщина в мужском теле и мужчина в женском, так называемые люди с двумя душами. Пятый род это люди с многими душами, а среди них - Varney. "Ehieh Ascher Ehieh" - ("Tanz der Grausamkeit" was performed as a demo-version on the 28 Oct. 1993. All lyrics and music have been received and performed by Sopor Aeternus & The Ensemble Of Shadows. Recorded and mixed in 1995 by Roman Rutten / Weisser Herbst Produktion and Sopor Aeternus.)
Третий альбом "The Inexperienced Spiral Traveller" (1997) засвидетельствовал изменение отношения Anna-Varney к жизни. Музыка повеселела, лирика перестала быть столь меланхоличной. В интервью Anna-Varney описывает путь из тьмы к лучшей жизни, которую символизирует "голубой свет", который он увидал свои "третьим глазом". Как и прежние, этот альбом был успешен и тираж в виде digi-pak был продан. В 1998 последовал выпущеный ограниченным тиражом ремиксовый альбом "Voyager - The Jugglers of Jusa" который тоже разошелся очень быстро. Песня "Feralia Genitalia - Arrival of the Jugglers" вновь затрагивает тему перемены пола. Но наиболее любопытна версия песни Kraftwerk "Das Modell" - она переведена на латынь и аранжирована в стиле барокко (испльзован клавесин)! "The Inexperienced Spiral Traveller" - (This album has been received and composed by Sopor Aeternus & The Ensemble of Shadows; Contanze Spengler: Lute, Matthias Eder: Cello, Una Fallada: Violin, Gerrit Fischer: Guitar, Dedicated to the Spirits of the Dead...in loving memory.) "Voyager - the Jugglers of Jusa" - (This album has been received and composed by Sopor Aeternus & The Ensemble of Shadows. Contanze Spengler: Lute, Matthias Eder: Cello, Una Fallada: Violin, Gerrit Fischer: Guitar. Dedicated to the multi-spirited people of the fifth gender.)
Летом 1999 Sopor Aeternus издали "Dead Lover's Sarabande (Face One)". (Sarabande - старинный испанский танец). Элегантно оформленный в черно-белых тонах, этот релиз возвращает их к корням. Никаких счастливых песенок. Песни рассказывают истории о героях, у которых умирают возлюбленные. Посвящение "к 1334" связывает этот альбом с самоубийством участника Christian Death Rozz Williams 1 апреля 1998. Известно, что они дружили по переписке, не особо афишируя это. Музыка на альбоме медленная, печальная и мрачная, блестяще реализованная. Классические аранжировки и гениальные мелодии делают прослушиавание истинным наслаждением. Этот альбом озаглавлен "First Part Of A Two-Pieced Work", так что последует и вторая часть. Anna-Varney отказывается комментировать лирику к альбому, ибо там все уже сказано. просто надо слушать его с открыи\тым сердцем. "Dead Lover's Sarabande (Face One)" - (Dedicated to 1334. This album has been received and composed by Sopor Aeternus & The Ensemble of Shadows. Johannes Knirsch: double bass, Katrin Ebert: violin, Martin Hofert: cello, Eugene de la Fontaine: tuba, oboe, Peter Hergert: trumpet, trombone, Doreena Gor: basoon, Martin Hofmann: e-guitar, acoustic guitar, Eric Santie-Laa: cor anglais. All other intrument and voices performed by Sopor Aeternus & The Ensemble of Shadows. Recorded and mastered at Nachtschicht Studio / Frankfurt in January Gennaio 1999 by Tobias Hahn. Mixed by Tobias Hahn e Sopor Aeternus. Bells recorded live al Glockenmuseum / Burg Greifenstein.)
В марте 2000 была выпущена вторая часть "Dead Lover's Sarabande (Face Two)". Музыкально связаный с "Face One", альбом повторяет и развивает эстетику и лирику предшественника. Там есть фотографии, где Anna-Varney запечатлен частично обнаженным и демонстрирует женские половые органы. Это заставило многих людей поверить в реальность операции по перемене пола. Но ряд обстоятельств все же заставляет усомниться в этом, ибо в интервью, напечатанном в мае 2000 в Orkus, Anna-Varney признает факт, что фотографии были подвергнуты графической доработке, художник он и есть художник...

02:14 

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Шумерский пантеон богов

Абзу (Апсу)
Абзу (Апсу) - в шумеро-аккадской мифологии подземный мировой океан пресных вод. Хозяином Абзу является бог мудрости Энки. Абзу понимался как недоступное даже для богов место, где находятся причины и начала всего, в том числе первоистоки человеческой культуры. Последние в виде особых “таблиц судьбы” — ме — являются носителями мудрости Энки. Богиня Иштар или (Ианнна) (что кстати не совсем одно и тоже), дочь Энки, отправляется к ней, похищает ме и передает их людям. Энки не удается вернуть таблицы, и люди получают дары цивилизации.

Адад
Адад - у древних шумеров - могучий бог грома, бури, ветра и всего разрушительного.

Ан
Ан (Ану - “небо”)В шумеро-аккадской мифологии бог неба.От его союза с богиней земли Ки родился бог воздуха Энлиль. Последний создал Вселенную в виде неба и земли, разделнный воздухом. Некоторые мифы считают, что Ана и Ки породило море. Ан является отцом богов, возвышающимся над всеми существами, к нему обращаются за советом и благословением. Дети Ану Энлиль и Иштар и многие другие боги со временем оттесняют древнего бога на задний план.

Энлиль
Энлиль -Он советник богов и правитель. Управляет землей. Его отцом был Ан и Ки. Энлиль изобрел мотыгу и “все полезное”, сотворил деревья и злаки, установив на земле процветание.

Ануннаки
Ануннаки - в шумеро-аккадской мифологии божества, порожденные Аном. Считалось, что он определяют человеческие судьбы, являются посредниками между богами и людьми. В более позднее время этим именем стали обозначать земных и подземных богов в противовес небечным.

Эрешкигаль
Эрешкигаль - в шумерской мифологии богиня подземного мира. Следит за тем чтобы мертвецы не выбрались на свободу и не убежали на Землю. Видимо в своих фунцкиях схожа с греческим Аидом.

Арзанис
Арзанис - бог речных вод, сын Кумарби.

Думузи
Думузи - в шумеро-аккадской мифологии божество, связанное с плодородием земли и миром растительной жизни. (так же Думузи считают аналогом Таммуза) Отцом Думузи является бог мудрости Энки. Его супругой становится богиня Иштар (Инанна что кстати не совсем одно и тоже). Богиня оказывается в подземном мире и не может выйти оттуда, не оставив кого - либо взамен. Она позволяет демонам унести в преисподнию своего супруга. После снисхождения в подземный мир Думузи на земле наступает хаос и запустение. Это вынуждает Иштар опуститься в преисподнию и вызволить оттуда супруга.

Эйя
Эйя - владыка вод и океана в легендах древних шумеров

Инанна
Инанна - в шумерской мифологии богиня плодородия, любви и войн. Одновременно почиталась как богиня небес и звезды восхода - планеты Венеры.(Инанна сравшивается или противопоставляется Иштар - так же богине плодородия и войн.) Ее называли дочерью бога неба Ана, бога луны Нанны, а также бога мудрости Энки.

Иштар
Иштар - в аккадской мифологии женское божество, соответствующее шумерской Инанне. Иштар богиня войны и любви.

Ки
Ки - в шумеро-аккадской мифологии богиней земли. В союзе с Аном рождает бога Энлиля.

Мардук
Мардук — в вавилонской мифологии главное божество. Он почитался как владыка богов, бог мудрости, мирового порядка, а так же считался богом солнца и света. Сын бога мудрости и магической силы Энку.

Нанн
Нанн - в шумеро-аккадской мифологии бог лунного света.

Нинхурсаг
Нинхурсаг - в шумерской мифологии богиня - мать, супруга бога Энки. Согласно мифу Энки, бог воды, и Нинхурсаг, мать-земля, в блаженной стране.

Нинсар
Нинсар - в шумерской мифологии дочка Нинхурсаг богини земли и бога Энки. Богиня растений и ростков.

Шамаш
Шамаш - по верованиям древних шумеров был богом солнца и тепла.

Сина
Сина у древних шумеров - бог луны и ночи.

Таммуз
Таммуз - в мифологии народов Передней Азии божество плодородия и растительности, супруг богини Иштар (Инанны что кстати не совсем одно и тоже), бог пастух, котрого супруга отправляется в подземное царство вместо себя. После этого Таммуз обязан проводить под землей каждые полгода. Его возвращение из преисподней знаменуетсябурным ростом всего живого, пробуждение мира растительности. Таммуз сравнивается с Думузом и кое где считается одним м тем же богом.

Тиамат
Тиамат - в аккадской мифологии драконоподобная богиня первозданной стихии. Ее супругом считался бог Абзу. Вместе с ним Тиамат порождает других богов. Представитель младшего поколения богов - Мардук убивает Тиамат и из двух частей ее тела создает небо и землю.

Утта
Утта- в шумерской мифологии дочка Нинсар, внучка Нинхурсаг богини земли и бога Энки.

03:18 

Тракль Георг

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Историю своей души Георг Тракль написал сам - она вся в его стихах. Короткая (27 лет!) земная жизнь поэта изучена биографами от первого до последнего дня. Он родился в Зальцбурге 3 февраля 1887 года, в два часа тридцать минут пополудни - в родительском доме, на Ваагплатц ("Площадь весов"). Отец - Теобальд Тракль (1837-1910) - торговец скобяными товарами. Мать -урождённая Мария Катарина Халик (1852-1925) - коллекционерка и реставратор картин и антиквариата, воспитанием детей (а их было шестеро, Георг - четвёртый) себя особенно не обременяла, передоверив их гувернантке Мари Боринг, француженке. К старшим - сыну Густаву, дочерям Марии и Гермине, после Георга прибавился ещё младший сын Фридрих, а в 1891 году - младшая дочь Маргарета, будущая муза брата-поэта. По воспоминаниям Фридриха, "Георг рос таким же как и все мы: жизнерадостный, дикий, здоровый". С пяти лет Георг посещает подготовительную школу при католическом педагогическом училище. В 1897 году его отдают в гимназию; учится он плохо, в четвёртом классе остаётся на второй год, на выпускных экзаменах за седьмой класс проваливает греческий, латынь и математику. В 1905 году устраивается подручным в старинную зальцбургскую аптеку с красивым названием "У белого ангела": на склоне горы Капуцинов, недалеко от кладбища Св. Себастьяна - раннехристианского мученика, причисленного к лику святых. Тогда же юный Тракль пристращается к наркотикам - морфию и вероналу. Стихи начинает писать с гимназических лет, посещает зальцбургский литературный кружок "Аполлон", позднее переименованный в "Минерву". Сочиняет несколько одноактных пьес; две из них - "День поминовения" и "Фата Моргана" - в 1906 году даже ставятся в городском театре - правда, успеха не имеют; в зальцбургской газете печатаются прозаические вещи Тракля - "Страна грез", "Мария Магдалина". 1908 гол. Поэтический дебют Тракля - в "Зальцбургской народной газете" напечатано стихотворение "Утренняя песня". Поступает в Венский университет на фармакологическое отделение, но одержим одной-единственной страстью - поэзией. Из письма к сестре Гермине; "...Я - мой мир! Мой цельный, прекрасный мир, наполненный бесконечными созвучиями". 1909 год. Из написанного к этому времени составляет первый сборник стихов, но напечатать его не удаётся. В "Новом Венском журнале" публикуются три стихотворения Тракля: "Прошедшей мимо", "Совершенство", "Благоговение". После окончания учёбы в университете, возвращается домой, в Зальцбург; Тракль - Maгистр фармакологии. 1910 год. Зачисляется на одногодичную добровольную службу в армии. "Что за адский хаос ритмов и образов во мне!" - пишет он своему другу Э. Бушбеку, жалуясь, что любой внешний повод ввергает его "в горячечное душевное смятение и бред". 1911 год. После службы в армии работает рецептариусом всё в той же аптеке "У белого ангела". Биограф поэта Ф. И. Фишер сообщает: "Когда он на службе, он далеко от мира, далеко от людей, далеко от их вопросов. Он сидит, его голова уронена в ладони, погружена в свои мысли; он полностью потерян для мира. Хозяин аптеки, добрейший человек, часто отпускал его...". 1912 год. Тракль сближается с Зальцбургским литературно-музыкальным обществом "Пан". Принят на должность военного провизора при аптеке гарнизонного госпиталя в Инсбруке. В авторитетном журнале "Бреннер" впервые публикуется стихотворение "Теплый ветер в предместье", а через некоторое время - "Псалом" - и он становится известным в узких литературных кругах, у него появляются первые подражатели, но в их стихах, как замечает сам Тракль, нет "жадной лихорадки жизни". Сам поэт неустроен, у него нет средств к существованию; он просит Управление Нидерландских колоний отправить его аптекарем на о. Борнео, но получает отказ. Друзья, как могут, помогают ему. Потом их имена Тракль обессмертит в посвящениях своих стихотворений. Тракль попеременно живёт в Инсбруке, Зальцбурге и Вене; проводит три недели в Венеции. Усердно работает над стихами, помногу раз переделывает почти каждое стихотворение; даже однажды напечатанные вещи им переписываются до неузнаваемости. Как признаётся сам поэт в письме к Э. Бушбеку, он добивается безусловного подчинения себя тому, что он изображает в своих стихах: "...И мне снова и снова придётся их править, чтобы отдать истине то, что ей по праву положено". Поэзия, провинциальная богемная жизнь, женщины, вино, наркотики - им Тракль предаётся со страстью, увлечением, раскаянием и проклятиями, о чём свидетельствуют его письма 1911-1913 годов: "Вино было великолепно, сигареты превосходны, настроение дионисийское... утро бесстыдное, послелихорадочное, голова заполнена болью, проклятиями и тоскливой круговертью"; "Позавчера я выпил 10 (да-да: десять!) стаканов красного! В четыре утра я принял на своём балконе лунную и морозную ванну, и утром наконец написал великолепное стихотворение, которое бьёт дрожью от холода"; "Мне так мечтается провести хоть несколько дней в тишине и покое, мне это воистину необходимо. Но я ведь знаю: я снова стану пить вино! Аминь!" Добрый ли, злой ли гений Маргарета, но без неё поэзия Тракля непредставима, она - муза брата-поэта; он называет её в своих стихах "сестрой", "возлюбленной", "юницей", "солнечным отроком", "монахиней", "пламенеющим демоном"...; в частном письме - "прекраснейшей девушкой, одарённейшей артисткой, достойнейшей женщиной". Современников поражает, насколько брат и сестра похожи друг на друга - не только внешне, но и по внутреннему складу; и когда в своей прозо-поэме "Сон и помрачение разума" Тракль, подразумевая свою сестру, пишет, что он "...узнал в ее, лучащемся, свой помраченный лик", то это вовсе не поэтический образ, а сущая правда. 1913 год. В Лейпциге публикуется первый сборник лирики Тракля - "Стихотворения", вышедший в серии "Судный день" в издательстве "Курт Вольфф". Некоторые письма Тракля этой поры походят на молитвы и самозаклинания: "Боже, всего одна искра чистой радости - и ты был бы вызволен, любви - и ты был бы спасён...". "В путанице и во всём отчаянии последнего времени я совершенно не знаю, как мне вообще жить... Всё закончится погружением во мрак". Иногда от житейских невзгод Тракль спасается в Мюлау - тихом посёлке под Инсбруком. "Я брожу по Мюлау - под лучами прекрасного солнца... Хочу пробыть здесь столько, сколько получится" - пишет он Э. Бушбеку 4 января 1913 года. 1914 год. Тракль готовит к изданию вторую книгу стихов - "Себастьян во сне". Почти готовую корректуру посылает другу Адольфу Лоосу - для ознакомления; тот отзывается: "Это снова будет великолепная книга!". В июле Тракль получает учреждённую австрийским меценатом Людвигом Витгенштейном стипендию для бедствующих писателей - 20 тыс. крон. (Такую же стипендию получает Рильке - к тому времени уже знаменитый поэт, на себе сполна познавший невозможность прожить на литературные заработки). Однако воспользоваться этой стипендией Тракль практически не успел: надвигались события, резко переменившие жизнь и судьбу всей Европы. Август 1914. Начало Первой мировой войны. Тракля как резервиста призывают в армию и в прежнем чине лейтенанта направляют на фронт, в полевой госпиталь - рецептариусом. Из письма Тракля к А. Фиккеру: "Мы четыре недели движемся по Галиции ускоренным маршем". Ф. Фюман в документальной книге "Над огненной бездной" передаёт рассказ своего отца - однополчанина Тракля, такого же армейского аптекаря: о пьянстве в перерывах между боями, о том, что по этой части Траклю не уступает только штабной врач... Среди госпитальных служащих есть и любители поэзии, они подтрунивают и вволю издеваются и над Траклем, и над его странными, не похожими на стихи стихами, принимая их за бред сумасшедшего. После ожесточенного сражения под Гродеком, где австро-венгров разбивает армия генерала Брусилова на реке Золотая Липа, и где погибают или искалечены тысячи солдат. В старом сарае неподалеку от главной площади этого городка Тракль в течение двух дней оказывал медицинскую помощь девяноста тяжелораненым, не имея практически никаких медикаментов и без какой-либо помощи других врачей. Во время отступления, проходившего через городок Лиманова, Тракль предпринял попытку к самоубийству. У него успевают отобрать оружие, а его самого отправляют в Краковский гарнизонный госпиталь для освидетельствования психики. Там его навещает издатель журнала "Бреннер" Л.Фиккер - с ходайством от увольнении Тракля из армии. 27 октября Тракль отправляет ему сови последние стихотворения - "Гродек" и "Плач", а в сопроводительном письме пишет: "Я ощущаю себя почти по ту сторону мира". 3 ноября 1914. Тракль кончает жизнь самоубийством; в официальной справке указано: "суицид вследствие интоксикации кокаином"; время смерти - 9 часов вечера. Хоронят Тракля на Роковицком кладбище в Кракове. 21 ноября 1917. - Покончила с собой Маргарета. 7 октября 1925. - Прах Тракля перенесен на приходское кладбище в Мюлау, под Инсбруком. Настало время посмертной славы и поэтического бессмертия.

@музыка: Autumn Tears - The Absolution Of What Once Was

04:32 

Шопенгауэр-

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Шопенгауэр,,,,,Мой Духовный Учитель!!

18:57 

Моя Любимая музыка

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Dorothy Ann Collins, Elend, Kraftwerk, Untoten, DEEP PURPLE, LED ZEPPELIN, LUX OCCULTA, Dargaard, Pazuz, Elend, Agalloch, Neutral, Русский Фронт, Current93, Queen, Lacrimosa, , Profane Grace, Отто Дикс, Sopor aeternus, Dvar, Diamanda Galas, Endura, Abyssic Hate, Ataraxia, Romowe Rikoito, Death in June, Empyrium, Endvra, Deine Lakaien, Haggard, Ostara, Nekraina, Moon Far away, Diary of Dreams, Inferno, Qntal, Blood Axiss, Haglaz Runedance, EINSTURZENDE NEUBAUTEN, ENDRAUM, Lilith, Love Is Colder Than Death, Wolfsblood, Majdanek Waltz, Profanum, Amduscia, My dying Bride, Lux aeterna, Moonspel, Samael, In Extremo, Pink Floyd, Ritual Front, Erthad, Krepulec, Krepulec, Ironhand, Era, , Etherial, Foreigner, Elton John, Реквием, Maestro Nosferatu, Roxy Music, Secret Garden Clan of Xymox, этериал, Lycia, Snakeskin, Rondo Veneziano, Irfan, Aythishttp, Autumn_Tears, Sarband, ARCANA, Mortiis, Wongraven, Arcana, Paysage d'Hiver, Vond, Burzum, Grabesmond, Weltenbrand, Mirkwood, Summoning, Lux Interna Металл - power, black-folk, symphonic...Storm, Kari Rueslatten, , Tristania, Dreadful Shadows, Zeraphine, Therion, Manowar, Paradise Lost, Lake of Tears, EverEve, HammerFall, Otto Dix, Amorphis, Luca Turilli, The Moon Lay Hidden Beneath a Cloud, Death in June, , Arcana, Macbeth, Luca Turilli’s Dreamquest, Apocalyptica, Helloween, After Forever, Epica, Vision Divine, Sonata Arctica, Stratovarius, Gorky Park, Flёur, Blind Guardian, Vintersorg, Lullacry, Nightwish, Sirenia, Within Temptation, Xandria, Kindom Come, Illuminate, L’Ame Immortelle, To Die For, Doro, Aenima, Dargaard, Darkwell, Dracul, Edenbridge, Mandragora Scream, Persephone, Blackmore’s Night, Nocturnal Mortum, Tvangeste, Dead Can Dance, Stoa, Theatre of Tragedy, The Mission Uk, Endraum, Ghosting, Haggard, Garmarna, Sentenced, Moonsorrow, l, Crematory, Агата Кристи, , Кино, Пикник, , Stillife, The Mission, Glenn Hughes, PHENOMENA, СТАРУХА МХА, , Unheilig, Darker Days Tomorrow, Witcher, Dominia, Ankhagram, Uruk-Hai, Ragnar, Senmuth, Unheilig,, Король и Шут, Emperors Of The Night, Avatar, The vision Black, Joy Division, SANATORIUM ALTROSA,

@музыка: Elend

@настроение: Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления

17:32 

Размышления Путешественника Внутреннего Мира

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
не знаю с чего начать!примитивно! да ,знаю,попытаюсь,так так так !о! точно! пришла мысль!хочу узнать где найти счастье?и вооще что оно такое?каконо ваыглядет7пахнет?или,,,,на самом деле у меня ексть предупрежденное мнение,что оно заключается в отсутствие желаний!(знакомо?)но это еще нужно пережить!воть!да,сто пудов!кто согласен с тем что Счастье-Отсутствие желаний можете писать!кто не согласен тоже!!пишите обсуждать!
P.S.единственное что заслуживает внимания в этом мире Самопознание!
"Познайте сначала, кто вы. Это не требует чтения священных Писаний или изучения наук. Это просто Переживание. Состояние Бытия постоянно присутствует здесь и теперь".
запись создана: 03.11.2009 в 12:03

@музыка: Saltillo\2006 Ganglion

@настроение: непонятное!!

05:59 

Queen!Elodia!-Чудо моей жизни

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Это Мусясик во время

@музыка: Tristania-Deadlocked

@настроение: Влюбленно-меланхоличное!

09:43 

Это я!на чемпионате мира по шахматам!

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
на нашей родине проходил Чемпионат мира по шахматам среди женщин!выиграла как известно Александра Костенюк!я был там в качестве третейской коллегии(я в футболке Queen-любовь детства)

11:15 

Приветствие!

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Добрый День,или Вечер,приветствую всех Дневничных Существ Сего сайта!хочется найти Единомышленников в област Эзотерики,готической субкультуры(точнее кладбищенских готов,)и всех ценителей ИСКУСССТВА влюбом ее проявлении на этой яркой земле которая окутана Серостью человеческих действии!Буду всем признателен!с уважением Герцог Амдус,(в миру- Маэстро)

@музыка: Смех самой красивой девушке на свете-Косули!(в миру для меня Крокозяяблик)

12:48 

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Владимир Маяковский родился в селе Багдади (нынче Маяковски) в Грузии в семье Владимира Константиновича Маяковского (1857—1906), служившего лесничим третьего разряда в Эриванской губернии, с 1889 в Багдадском лесничестве. Мать поэта, Александра Алексеевна Павленко (1867—1954), из рода кубанских казаков, родилась на Кубани. Также у него было две сестры: Людмила (1884—1972) и Ольга (1890—1949) и брат Константин, который умер в трёхлетнем возрасте от скарлатины. В родословной Маяковского — писатель Григорий Данилевский, который в свою очередь имел общие родственные корни с семьями А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя.

В 1902 году Маяковский поступил в гимназию в Кутаиси. В июле 1906 года от заражения крови умер его отец после того, как уколол палец иголкой, сшивая бумаги. С тех пор Маяковский терпеть не мог булавок и заколок, бактериофобия осталась пожизненной.

После похорон отца Маяковский вместе с матерью и сёстрами переехал в Москву, где поступил в IV класс 5-ой классической гимназии (ныне московская школа № 91), где учился в одном классе с братом Б. Л. Пастернака Шурой. В марте 1908 года был исключён из V класса из-за неуплаты за обучение.

Первое «полустихотворение» Маяковский напечатал в нелегальном журнале «Порыв», который издавался Третьей гимназией. По его словам, «получилось невероятно революционно и в такой же степени безобразно».

В Москве Маяковский познакомился с революционно настроенными студентами, начал увлекаться марксистской литературой, в 1908 году вступил в РСДРП. Был пропагандистом в торгово-промышленном подрайоне, в 1908—1909 годах трижды арестовывался (по делу о подпольной типографии, по подозрению в связи с группой анархистов-экспроприаторов, по подозрению в пособничестве побегу женщин-политкаторжанок из Новинской тюрьмы). По первому делу был освобожден с передачей под надзор родителей по приговору суда как несовершеннолетний, действовавший «без разумения», по второму и третьему делу был освобожден за недостатком улик.[1]

В тюрьме Маяковский «скандалил», поэтому его часто переводили из части в часть: Басманная[2], Мещанская [3][4], Мясницкая[5] и, наконец, Бутырская тюрьма, где он провёл 11 месяцев в одиночной камере № 103.

В тюрьме в 1909 году Маяковский снова стал писать стихи, но был недоволен написанным. В воспоминаниях он пишет:

Вышло ходульно и ревплаксиво. Что-то вроде:

В золото, в пурпур леса одевались,
Солнце играло на главах церквей.
Ждал я: но в месяцах дни потерялись,
Сотни томительных дней.

Исписал таким целую тетрадку. Спасибо надзирателям — при выходе отобрали. А то б ещё напечатал!

— «Я сам» (1922—1928)

Несмотря на столь критичное отношение, Маяковский именно с этой тетрадки исчислял начало своего творчества.

Семья Маяковских, Кутаиси, 1905 год

Из тюрьмы после третьего ареста он был освобожден в январе 1910 года.[1] После освобождения он вышел из партии. В 1918 году писал в автобиографии: «Отчего не в партии? Коммунисты работали на фронтах. В искусстве и просвещении пока соглашатели. Меня послали б ловить рыбу в Астрахань».

В 1911 году подруга поэта богемная художница Евгения Ланг вдохновила поэта на занятия живописью.

Маяковский обучался в подготовительном классе Строгановского училища, в студиях художников С. Ю. Жуковского и П. И. Келина. В 1911 году поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества — единственное место, куда приняли без свидетельства о благонадёжности. Познакомившись с Давидом Бурлюком, основателем футуристической группы «Гилея», вошёл в поэтический круг и примкнул к кубофутуристам. Первое опубликованное стихотворение называлось «Ночь» (1912), оно вошло в футуристический сборник «Пощёчина общественному вкусу».

Маяковский. Казань, февраль 1914 года

В 1913 году вышел первый сборник Маяковского «Я» (цикл из четырёх стихотворений). Он был написан от руки, снабжён рисунками Василия Чекрыгина и Льва Жегина и размножен литографическим способом в количестве 300 экземпляров. В качестве первого раздела этот сборник вошёл в книгу стихов поэта «Простое как мычание» (1916). Также его стихи появлялись на страницах футуристских альманахов «Молоко кобылиц», «Дохлая луна», «Рыкающий Парнас» и др., начали печататься в периодических изданиях.

В этом же году поэт обратился к драматургии. Была написана и поставлена программная трагедия «Владимир Маяковский». Декорации для неё писали художники из «Союза молодёжи» П. Н. Филонов и И. С. Школьник, а сам автор выступил режиссёром и исполнителем главной роли.

В феврале 1914 года Маяковский и Бурлюк были исключены из училища за публичные выступления. В 1914—1915 годах Маяковский работал над поэмой «Облако в штанах». После начала Первой мировой войны вышло стихотворение «Война объявлена». В августе Маяковский решил записаться в добровольцы, но ему не позволили, объяснив это политической неблагонадёжностью. Вскоре своё отношение к службе в царской армии Маяковский выразил в стихотворении «Вам», которое впоследствии стало песней.

В. Маяковский и Л. Брик

Фото 1918 года, и оно же, после ретуши в 60-х годах

В июле 1915 года поэт познакомился с Лилей Юрьевной и Осипом Максимовичем Бриками. В 1915—1917 годах Маяковский проходил военную службу в Петрограде в автошколе. Солдатам печататься не разрешали, но его спас Осип Брик, который выкупил поэмы «Флейта-позвоночник» и «Облако в штанах» по 50 копеек за строку и напечатал. Антивоенная лирика: «Мама и убитый немцами вечер», «Я и Наполеон», поэма «Война и мир» (1915). Обращение к сатире. Цикл «Гимны» для журнала «Новый Сатирикон» (1915). В 1916 году вышел первый большой сборник «Простое как мычание». 1917 год — «Революция. Поэтохроника».

Маяковский в 1918 году снимался в трех фильмах по собственным сценариям. В августе 1917 года задумал написать «Мистерию Буфф», которая была закончена 25 октября 1918 года и поставлена к годовщине революции.

17 декабря 1918 года поэт впервые прочёл со сцены Матросского театра стихи «Левый марш». В марте 1919 года он переезжает в Москву, начинает активно сотрудничать в РОСТА (1919—1921), оформляет (как поэт и как художник) для РОСТА агитационно-сатирические плакаты («Окна РОСТА»). В 1919 году вышло первое собрание сочинений поэта — «Всё сочинённое Владимиром Маяковским. 1909—1919». В 1918—1919 годах выступает в газете «Искусство коммуны». Пропаганда мировой революции и революции духа. В 1920 году закончил писать поэму «150 000 000», в которой отражена тема мировой революции.

В 1918 году Маяковский организовал группу «Комфут» (коммунистический футуризм), в 1922 году — издательство МАФ (Московская ассоциация футуристов), в котором вышло несколько его книг. В 1923 году организовал группу ЛЕФ (Левый фронт искусств), толстый журнал «ЛЕФ» (в 1923—1925 годах вышло семь номеров). Активно печатались Н. Асеев, Б. Пастернак, О. Брик, Б. Арватов, Н. Чужак, С. Третьяков, М. Левидов, В. Шкловский и др. Пропагандировал лефовские теории производственного искусства, социального заказа, литературы факта. В это время издаются поэмы «Про это» (1923), «Рабочим Курска, добывшим первую руду, временный памятник работы Владимира Маяковского» (1923) и «Владимир Ильич Ленин» (1924).

Годы гражданской войны Маяковский считает лучшим временем в жизни, в поэме «Хорошо!» благополучного 1927 года ностальгические главы.

В 1922—1923 годах в ряде произведений продолжал настаивать на необходимости мировой революции и революции духа — «IV интернационал», «Пятый интернационал», «Моя речь на генуэзской конференции» и др.

В 1922—1924 годах Маяковский совершил несколько поездок за границу — Латвия, Франция, Германия; писал очерки и стихи о европейских впечатлениях: «Как работает республика демократическая?» (1922); «Париж (Разговорчики с Эйфелевой башней)» (1923) и ряд других. В 1925 году состоялось самое длительное его путешествие: поездка по Америке. Маяковский посетил Гавану, Мехико и в течение трёх месяцев выступал в различных городах США с чтением стихов и докладов. Позже были написаны стихи (сборник «Испания. — Океан. — Гавана. — Мексика. — Америка».) и очерк «Моё открытие Америки». В 1925—1928 годах он много ездил по Советскому Союзу, выступал в самых разных аудиториях. В эти годы поэт опубликовал такие произведения, как «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» (1926); «По городам Союза» (1927); «Рассказ литейщика Ивана Козырева…» (1928).

В 1922—1926 годах активно сотрудничал с «Известиями», в 1926—1929 годах — с «Комсомольской правдой». Печатался в журналах: «Новый мир», «Молодая гвардия», «Огонёк», «Крокодил», «Красная нива» и др. Работал в агитке и рекламе, за что подвергался критике Б. Пастернака, В. Катаева, М. Светлова. В 1926—1927 годах написал девять киносценариев.

В 1927 году восстановил журнал ЛЕФ под названием «Новый ЛЕФ». Всего вышло 24 номера. Летом 1928 года Маяковский разочаровался в ЛЕФе и ушёл из организации и журнала. В этом же году он начал писать свою личную биографию «Я сам». С 8 октября по 8 декабря — поездка за границу, по маршруту Берлин — Париж. В ноябре вышел в свет I и II том собрания сочинений.

Сатирические пьесы «Клоп» (1928) и «Баня» (1929) были поставлены В. Мейерхольдом. Сатира поэта, особенно «Баня», вызвала травлю со стороны рапповской критики. В 1929 году поэт организовал группу «РЕФ», но уже в феврале 1930 года ушёл из неё, вступив в РАПП.

Многие исследователи творческого развития Маяковского уподобляют его поэтическую жизнь пятиактному действу с прологом и эпилогом. Роль своего рода пролога в творческом пути поэта сыграла трагедия «Владимир Маяковский» (1913), первым актом стали поэмы «Облако в штанах» (1914—1915) и «Флейта-позвоночник» (1915), вторым актом — поэмы «Война и мир» (1915—1916) и «Человек» (1916—1917), третьим актом — пьеса «Мистерия-буфф» (первый вариант — 1918, второй — 1920—1921) и поэма «150 000 000» (1919—1920), четвёртым актом — поэмы «Люблю» (1922), «Про это» (1923) и «Владимир Ильич Ленин» (1924), пятым актом — поэма «Хорошо!» (1927) и пьесы «Клоп» (1928—1929) и «Баня» (1929—1930), эпилогом — первое и второе вступления в поэму «Во весь голос» (1928—1930) и предсмертное письмо поэта «Всем» (12 апреля 1930 года). Остальные произведения Маяковского, в том числе многочисленные стихотворения, тяготеют к тем или иным частям этой общей картины, основу которой составляют крупные произведения поэта.

В своих произведениях Маяковский был бескомпромиссен, поэтому и неудобен. В произведениях, написанных им в конце 1920-х годов, стали возникать трагические мотивы. Критики называли его лишь «попутчиком», а не «пролетарским писателем», каким он себя хотел видеть. В 1929 году он пытался провести выставку, посвящённую 20-летию его творчества, но ему всячески мешали. В личной жизни поэта тоже появились проблемы.

Именно эти причины могли привести к тому, что 14 апреля 1930 года в 10:15 утра Маяковский покончил с собой, выстрелом в сердце из пистолета. Это произошло в Москве, в доме № 3 по Лубянскому проезду, кв. № 12. Очевидно, это было самоубийство. Однако, вопреки посмертной просьбе самого поэта «В том, что умираю, не вините никого, и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил», продолжаются спекуляции вокруг его смерти. Часто высказывается версия об убийстве, однако дополнительные официальные экспертизы и расследования каких-либо неоспоримых доказательств этой версии не обнаружили. По опубликованным данным В. Скорятина[6], Лиля Брик, указанная как один из наследников в этой записке, была агентом ОГПУ.

С 15 по 17 апреля через зал Клуба писателей, где был выставлен гроб с телом поэта, прошло сто пятьдесят тысяч человек. 17 апреля состоялся траурный митинг и похороны.

В декабре 1935 года И. Сталин признал В. Маяковского классиком советской литературы.

Хотя вряд ли он утраивал власть. Он никогда не восхвалял Сталина. В высказываниях он был прям и резок. И меток. Он настроил многих против себя. Нельзя сказать, что он испытывал творческий кризис; его стихи из заграничных поездок на самом высшем уровне. Возможно, он до конца не признавался себе, но советский агитпроп был тупиком. Несомненно, он замечал, что и с самим обществом, социализмом, происходит что-то не то. В конце концов, его поступок говорил против советского социализма, свидетельствовал о потере социальной перспективы. В романтический революционный период он верил в созидательный порыв масс. Но со временем заметил и подлые черты в поведении массы. То, что устроила ему комсомолия, собравшаяся на встрече с ним в Политехническом музее 12 апреля накануне самоубийства, было настоящей травлей, хамством: наглые выкрики с мест, множество реплик с явным желаем задеть, издеваться, явная демонстрация неуважения, непризнания, пренебрежения в самой развязной форме. Маяковский не был слабым человеком. Своим поступком он просто выразил омерзение к подлой толпе, ему противно было жить вместе с ними и среди них. Вряд ли он выжил бы в период сталинских расстрельных 37 - 39 годов.

15:01 

Бродский

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Почтим Минутой молчания Бродского!25.05.1940-28.01.1996.

19:33 

Бродский

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
ЧАЕПИТИЕ

«Сегодня ночью снился мне Петров.
Он, как живой, стоял у изголовья.
Я думала спросить насчет здоровья,
но поняла бестактность этих слов».

Она вздохнула и перевела
взгляд на гравюру в деревянной рамке,
где человек в соломенной панамке
сопровождал угрюмого вола.

Петров женат был на ее сестре,
но он любил свояченицу; в этом
сознавшись ей, он позапрошлым летом,
поехав в отпуск, утонул в Днестре.

Вол. Рисовое поле. Небосвод.
Погонщик. Плуг. Под бороздою новой
как зернышки: «на память Ивановой»
и вовсе неразборчивое: «от...»

Чай выпит. Я встаю из-за стола.
В ее зрачке поблескивает точка
звезды — и понимание того, что,
воскресни он, она б ему дала.

Она спускается за мной во двор
и обращает скрытый поволокой,
верней, вооруженный его взор
к звезде, математически далекой.

1970



ДЕБЮТ

1

Сдав все экзамены, она
к себе в субботу пригласила друга;
был вечер, и закупорена туго
была бутылка красного вина.

А воскресенье началось с дождя;
и гость, на цыпочках прокравшись между
скрипучих стульев, снял свою одежду
с непрочно в стену вбитого гвоздя.

Она достала чашку со стола
и выплеснула в рот остатки чая.
Квартира в этот час еще спала.
Она лежала в ванне, ощущая

всей кожей облупившееся дно,
и пустота, благоухая мылом,
ползла в нее, через еще одно
отверстие, знакомящее с миром.

2

Дверь тихо притворившая рука
была - он вздрогнул - выпачкана; пряча
ее в карман, он услыхал, как сдача
с вина плеснула в недрах пиджака.

Проспект был пуст. Из водосточных труб
лилась вода, сметавшая окурки.
Он вспомнил гвоздь и струйку штукатурки,
и почему-то вдруг с набрякших губ

сорвалось слово (Боже упаси
от всякого его запечатленья),
и если б тут не подошло такси,
остолбенел бы он от изумленья.

Он раздевался в комнате своей,
не глядя на припахивавший потом
ключ, подходящий к множеству дверей,
ошеломленный первым оборотом.

1970

11:16 

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
ГО́ЛЬДФАДЕН Аврахам (Goldfaden, Abraham; настоящая фамилия Голденфодим; 1840, Староконстантинов, Хмельницкая область, Украина, –

1908, Нью-Йорк), основатель профессионального театра на идиш, драматург и поэт. Сын часовщика, приверженца Хаскалы, Гольдфаден

получил традиционное еврейское и светское образование, владел русским и немецким языками. В 1857–66 гг. учился в Житомирском

раввинском училище, получил звание учителя и до 1875 г. преподавал в казенных училищах Симферополя и Одессы. Еще в Житомире

Гольдфаден под влиянием своего земляка и наставника А. Б. Готлобера стал писать стихотворения на иврите, вошедшие в сборник «Цицим

у-фрахим» («Ростки и цветы», 1865). Но как поэт Гольдфаден стал известен после выхода в свет сборников его стихотворений на идиш

«Дос иделе» («Еврей», 1866) и «Ди идене» («Еврейка», 1869). Многие из этих стихотворений очень скоро стали популярными народными

песнями. После неудач с изданием еженедельника «Исролик» (Львов, 1875) и газеты «Буковинер израелитишер фолксблат» (Черновицы,

1876) Гольдфаден переехал в Яссы. Встреча с «бродеровскими певцами» (см. Б. Бродер), исполнявшими еврейские песни (в том числе и

сочинения Гольдфадена) как сценические миниатюры, навела Гольдфадена на мысль создать с их участием спектакль, перемежая песни

занимательными диалогами. Постановка в октябре 1876 г. первой пьесы Гольдфадена «Ди бобе мит дем эйникл» («Бабушка и внучек»),

восторженно встреченной зрителем, считается рождением профессионального театра на идиш. Это был странствующий театр «блуждающих

звезд», по образцу которого вскоре возникли многие новые труппы. Обычно их руководитель был, как и Гольдфаден, режиссером,

оформителем спектаклей и автором всего репертуара. Из-за запрета русским правительством спектаклей на идиш труппа Гольдфадена

после триумфального турне по Румынии и России (с 1879 г.) в 1883 г. прекратила существование. Гольдфаден выехал в Варшаву, где

создал новую труппу под названием «немецкой» (играла до середины 1886 г.). В 1887–89 гг. Гольдфаден жил в Нью-Йорке, издавал

газету «Ньюйоркер илустрирте цайтунг», затем ставил свои пьесы в Париже и Львове. В 1900 г. был делегатом от Парижа на Сионистском

конгрессе в Лондоне. С 1903 г. жил в Нью-Йорке.

Свои спектакли Гольдфаден адресовал широким кругам еврейского общества, так как видел в театре действенное средство воспитания и

просвещения народа. Поэтому Гольдфаден завершал свои пьесы нравоучительным финалом, во имя доступности прямолинейно делил героев

на положительных и отрицательных, нередко ради успеха у невзыскательной публики перемежал в диалогах истинные блестки народного

юмора пошловатым балагурством. Это не могло не сказаться на литературном качестве драматургических произведений Гольдфадена. Тем

не менее многие из его пьес (около шестидесяти; не все изданы) и поныне не сходят со сцены театра на идиш, подвергаясь последующим

обработкам. Особенно популярны его водевили «Шмендрик» («Ничтожный человечек», 1877), «Дер фанатик, одер цвей Куни-Лемлех»

(«Фанатик, или два простофили», 1880), музыкальные драмы «Шуламис» («Суламифь», 1880), «Ди кишефмахерин» («Колдунья», около 1879)

и другие Реакцией на погромы в 1881 г. явилась пьеса Гольдфадена «Доктор Алмасадо» (1882), в которой события в Палермо 14 в.

явственно намекали на русскую действительность, на тяжелое положение евреев России. Народно-героической драмой «Бар-Кохба» (1882)

Гольдфаден, приверженец Ховевей Цион, стремился пробудить у зрителя чувство национальной гордости и сознание таящихся в народе сил

для сопротивления произволу.

Не умея записывать музыку и играть на каком-либо музыкальном инструменте, Гольдфаден, тем не менее, создавал мелодии для

спектаклей. Черпая из еврейских народных песен, синагогальных напевов, народной и популярной музыки других европейских народов, в

том числе из итальянских и французских оперных арий, Гольдфаден преобразовывал их, приспосабливая к ритму и настроению своих

песенных текстов, входивших в пьесы. Многие песни Гольдфадена стали народными еще до того, как он включил их в свои пьесы, другие

получили распространение благодаря спектаклям его труппы. Ряд пьес Гольдфадена ставился с большим успехом в Израиле в переводе на

иврит.

Гольдфаден заслуженно был назван «отцом еврейского театра». Он внес крупный вклад в становление и развитие национального

сценического искусства как драматург, создатель устойчивого репертуара и воспитатель первого поколения профессиональных еврейских

актеров, из числа которых многие вскоре стали руководителями театральных трупп, игравших на идиш в ряде стран.

11:17 

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Агасфер (лат. - Ahasuerus) ("Вечный жид") - персонаж христианской легенды позднего западноевропейского средневековья.

Имя "Агасфер" - это стилизованное библейское имя, которое было произвольно заимствовано из ветхозаветной легенды об Эсфири, где

еврейским "Ahashwerosh" было передано имя персидского царя Ксеркса. В более ранних версиях легенды встречались и другие имена -

Эспера-Диос ("надейся на бога"), Бутадеус ("ударивший бога"), Картафил.

Согласно легенде, Агасфер во время страдальческого пути Иисуса Христа на Голгофу оскорбительно отказал ему в кратком отдыхе и

безжалостно велел идти дальше. За это он был наказан - ему самому отказано в покое, он обречён из века в век безостановочно

скитаться, дожидаясь второго пришествия Христа, который сможет снять с него зарок. На возникновение легенды оказали влияние

религиозно-мифологические представления о том, что некоторые люди являют собой исключение из общего закона человеческой смертности

и дожидаются эсхатологической развязки и что такая судьба должна постигнуть каких-то очевидцев первого пришествия Иисуса Христа.

Так в Евангелии от Матфея сказано: "Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят

Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем" (Матф. 16, 28). В легенде можно видеть реминисценцию ветхозаветного мотива

проклятия Каину, которого Яхве обрекает на скитания, но запрещает лишать его жизни: "ты будешь изгнанником и скитальцем на

земле... за то всякому, кто убьет Каина, отомстится всемеро..." (Быт. 4, 10-15).

В легенде об Агасфере в какой-то мере отразилось и отношение средневековых христиан к евреям. В евреях видели людей, не имеющих

родины и обречённых на скитания, но "чудом" сохраняющих этническую и религиозную самобытность, убийц Христа и осквернителей

"завета с богом", но в эсхатологическом будущем - примиряющихся с богом через обращение к Христу наследников древнего обетования.

Все эти моменты присутствуют в легенде об Агасфере. Он - враг Христа, но в то же время свидетель о Христе. Он - грешник,

поражённый проклятием и пугающий одним своим видом как привидение и дурное знамение, но через само проклятие соотнесённый с

Христом, с которым непременно должен встретиться, а в покаянии и обращении способный превратиться в доброе знамение для всего

мира. Структурный принцип легенды - это двойной парадокс, когда тёмное и светлое дважды меняются местами. С одной стороны -

бессмертие, желанная цель человеческих усилий, но в данном случае оно оборачивается проклятием, а проклятие - милостью (шансом

искупления своего греха и прощения).

В фольклорной традиции Агасфер оказывался в отношениях взаимозаменяемости с другими фигурами скитальцев (Дикий охотник и др.) и

вообще существами, с которыми возможна неожиданная и странная встреча. Как и они, он выступает то жутким и опасным, то готовым на

помощь и добрым.

Легенда о "Вечном жиде" становится достоянием литературы с 13 в. По рассказу английского монаха Роджера Уэндоверского, вошедшему в

"Большую хронику" (ок. 1250) Матвея Парижского, архиепископ, прибывший в Англию из Великой Армении, уверял, что лично знаком с

живым современником и оскорбителем Христа по имени Картафил ("сторож претория" ?). Тот покаялся, крестился, принял имя Иосиф и

ведёт жизнь аскета и молчальника, отвечая только на благочестивые вопросы паломников. При встрече с Христом ему было 30 лет, и

теперь он после каждой новой сотни лет возвращается к 30-летнему возрасту. В 15 в. известны более мрачные и жестокие версии, в

которых акцент переносится с раскаяния "Вечного жида" на его наказание. Например, существовала версия, что он живёт в заточении,

за 9 замками, нагой и заросший, и спрашивает всех входящих к нему: "Идёт ли уже человек с крестом?". В 1602 выходит анонимная

народная книга "Краткое описание и рассказ о некоем еврее по имени Агасфер". Именно в ней герой легенды впервые получает имя

Агасфер.

В 18 в. легенда об Агасфере становится предметом всеобщих насмешек и уходит в деревенский фольклор. Зато этот образ превращается

из предмета веры в популярный предмет творческой фантазии. Молодой И. В. Гёте обращается к образу Агасфера чтобы выразить новое,

проникнутое историзмом представление о религиозно-психологической атмосфере в Иерусалиме времён Христа (фрагмент неоконченной

поэмы "Вечный жид", 1774). К. Ф. Д. Шубарт трактует образ и сюжет в духе радикального просветительства ("Вечный жид", 1787). Сюжет

легенды об Агасфере давал богатые возможности переходить от экзотических картин сменяющихся эпох и стран к изображению эмоций

обречённости и мировой скорби, был особенно привлекателен для романтиков. Его разрабатывали П. Б. Шелли, И. К. Цедлиц и многие

другие.

В России к этому сюжету обратился В. А. Жуковский (неоконченная поэма "Агасфер, Вечный жид"). Э. Кине (философская драма

"Агасфер", 1833) превратил его в символ всего человечества, пережившего свои надежды, но чудесно начинающего свой путь заново. В

авантюрном романе Э. Сю "Вечный жид" (1844-45) Агасфер выступает как таинственный благодетель и антагонист иезуитов.

Современный вариант "агасферовского" сюжета о проклятии тяготящего, безрадостного бессмертия дал аргентинский писатель X. Л.

Борхес в рассказе "Город бессмертных", героя которого примечательным образом зовут Иосиф Картафил, хотя Картафил идентичен не то с

римским легионером 4 в., не то с Гомером, он не еврей и никогда не видел Христа.

@музыка: Пендерецкий

@настроение: отменное

12:16 

Дилан Томас

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
11:48 

Господа.Празднуем 131 летие Марселя Пруста!!

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Марсель Пруст родился в Париже 10 июля 1871 года в состоятельной семье: его отец, Адриан Пруст — профессор медицинского факультета, а мать, Жанна Вейль — дочь еврейского биржевого маклера.

Весной 1880 или 1881 года Пруст испытал первый приступ астмы.[1]

В 1882 году Пруст поступил в лицей Кондорсе. Часто отсутствовал. Выпускные экзамены на звание бакалавра он сдал в июле 1889 года, и был особо отмечен за сочинение по французскому. В лицее Пруст познакомился с Жаком Бизе, сыном композитора, Люсьеном Доде, сыном романиста, с будущим художником-модернистом Морисом Дени и с будущим поэтом Фернаном Гретом (1873—1960).

Вскоре Пруст стал посещать модные литературные и художественные салоны. Учился на юридическом факультете Сорбонны, но курса не окончил. Вёл отдел салонной хроники в газете «Фигаро». Из парижских салонов особую роль в жизни Пруста сыграли три: салон госпожи Штраус (Женевьева Галеви (1849—1926)), вдовы Бизе; салон госпожи де Кайаве, возлюбленной Анатоля Франса; салон Мадлены Лемер (1845—1928)[1].

С ноября 1889 Пруст в течение года проходил военную службу в Орлеане. В июне 1895 года он поступил на работу в библиотеку Мазарини, но тут же взял отпуск «за свой счёт», который непрерывно продлевал, и так до 1900 года. В начале 1892 года Пруст с друзьями основывает журнал «Пир» [1].

В 1894 он публикует книгу стихов в прозе в декадентском стиле. Книга проходит почти незамеченной и даёт Прусту репутацию светского человека и дилетанта. В 1895 году Пруст начинает писать большой роман, многие сюжеты которого были повторены в «Поисках». Это был «Жан Сантей», работа над которым прервалась в 1899 году и была окончательно оставлена.

В 1896 году Пруст издаёт сборник новелл «Утехи и дни» (с предисловием Анатоля Франса и иллюстрациями госпожи Лемер). Поэт и романист Жан Лоррен встретил книгу разгромной рецензией, ставшей причиной дуэли между писателем и критиком. Дуэль состоялась в феврале 1897 года в юго-западном пригороде Парижа Мёдоне. Секундантом со стороны Пруста был его друг, художник-импрессионист Жан Беро.[1].

Активное участие в политической жизни Пруст принял лишь однажды, в период «дела Дрейфуса» . Он подписал воззвание деятелей культуры о пересмотре приговора, уговорил Анатоля Франса также подписать этот текст. В феврале Пруст присутствует на процессе Золя [1].

В 1904—1906 годах Пруст выпускает переводы книг английского художественного критика Джона Рёскина «Библия Амьена» и «Сезам и лилии».

Пруст был гомосексуалом, и как полагают, имел продолжительную связь с пианистом и композитором Рейнальдо Аном.

В 1903 умер отец, а в сентябре 1905 горячо его любившая мать. Пруст получает богатое наследство, но тяжёлая форма астмы вынуждает его вести с 1906 года затворнический образ жизни. В самом конце 1906 года Пруст переселяется с улицы Курсель (где семья жила с 1900 года) на Бульвар Осман, в квартиру только что умершего дяди Жоржа. В годы Первой мировой войны субсидировал содержание публичного дома для гомосексуалов.

Около 1907 года он начал работу над основным своим произведением — «В поисках утраченного времени». К концу 1911 года первая версия «Поисков» была завершена. В ней было три части («Утраченное время», «Под сенью девушек в цвету» и «Обретённое время»), и книга должна была уместиться в двух объемистых томах. В 1912 году она называлась «Перебоями чувства». Пруст не может найти издательство. В конце года отказы присылают издательства «Фаскель» и «Нувель Ревю Франсез» («Галлимар»), в начале следующего приходит отказ от «Оллендорфа». Издателем стал Бернар Грассе. Он выпустил книгу (за счёт автора), но потребовал рукопись сократить [1].

Роман «По направлению к Свану» вышел в ноябре 1913 года и был встречен прохладно читателями и критикой. Начавшаяся война, уход Грассе на фронт и закрытие издательства (хотя уже набирался второй том), вынудили Пруста продолжить работу. Три части превратились в пять — «По направлению к Свану», «Под сенью девушек в цвету», «У Германтов», «Содом и Гоморра» (которая распалась на собственно «Содом и Гоморру», в двух частях, «Пленницу» и «Беглянку») и «Обретенное время». В 1916 году издательство «Галлимар», выпускает все остальные тома [1].

Хотя Пруст считал, что в 1918 году он завершил книгу, он продолжал усиленно работать, и править её до последнего дня своей жизни.


За роман «Под сенью девушек в цвету» 10 декабря 1919 года Прусту присуждают Гонкуровскую премию.

Осенью 1922 года, возвращаясь из гостей, писатель простудился и заболел бронхитом. В ноябре бронхит перешел в воспаление лёгких.

Марсель Пруст скончался в Париже 18 ноября 1922 года. Похоронен на кладбище Пер-Лашез.

Творчество

Творческий дебют Пруста состоялся в 25 лет. В 1896 году был опубликован сборник рассказов и стихотворений «Удовольствия и сожаления». Затем, в течение нескольких лет, Марсель переводил на французский работы Джона Рёскина. В 1907 году в газете «Фигаро» была опубликована статья Пруста, в которой он пытался проанализировать понятия, впоследствии ставшие ключевыми в его творчестве — память и чувство вины.

В 1909 году Прустом было написано эссе «Против Сент-Бёва», которое впоследствии выросло в многотомный роман, который находился в процессе написания до конца жизни Пруста.

В истории французской литературы Пруст известен как родоначальник психологического романа. В 1896 году был выпущен сборник новелл «Наслаждения и дни», в котором нашли отражения наблюдения Марселя за великосветскими снобами. В 1895—1904 годах Пруст работал над романом «Жан Сантёй», который опубликовали только в 1952 году.

Основные произведения
1896 — Утехи и дни (фр. Les Plaisirs et les Jours)
1896—1899 — Жан Сантёй (фр. Jean Santeuil)
1908—1909 — Против Сент-Бёва (фр. Contre Sainte-Beuve)
цикл В поисках утраченного времени:
ноябрь 1913 — По направлению к Свану (фр. Du côté de chez Swann).
1919 — Под сенью девушек в цвету (фр. À l’ombre des jeunes filles en fleurs)
1921—1922 — У Германтов (фр. Le côté de Guermantes I et II)
1922—1923 — Содом и Гоморра (фр. Sodome et Gomorrhe I et II)
1925 — Пленница (фр. La prisonnière)
1927 — Беглянка (фр. Albertine disparue)
1927 — Обретённое время (фр. Le Temps retrouvé;)

11:29 

Нобелевская премия по литературе

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Список лауреатов
[править]
1900-еГод Имя Тема
1901 Сюлли-Прюдом «За выдающиеся литературные достоинства, высокий идеализм, художественное совершенство и необычное сочетание душевности и таланта».
1902 Теодор Моммзен «За монументальный труд „Римская история“».
1903 Бьёрнстьерне Бьёрнсон «За благородную высокую поэзию, которая отличалась свежестью вдохновения и редкой чистотой духа, а также за эпический и драматический талант».
1904 Фредерик Мистраль «За свежесть и оригинальность поэтических произведений, правдиво отражающих дух народа».
Хосе Эчегерай-и-Эйсагирре «За многочисленные заслуги в возрождении традиций испанской драмы».
1905 Генрик Сенкевич «За выдающиеся заслуги в области эпоса».
1906 Джозуэ Кардуччи «За творческую энергию, свежесть стиля и лирическую силу его поэтических шедевров».
1907 Джозеф Редьярд Киплинг «За наблюдательность, яркую фантазию, зрелость идей и выдающийся талант повествователя».
1908 Рудольф Кристоф Эйкен «За серьёзные поиски истины, всепроницающую силу мысли, широкий кругозор, живость и убедительность, с которыми он отстаивал и развивал идеалистическую философию».
1909 Сельма Отилиана Ловиза Лагерлёф «Как дань высокому идеализму, яркому воображению и духовному проникновению, которые отличают все её произведения».
1910 Пауль Йохан Людвиг фон Хейзе «За художественность, идеализм как лирический поэт, драматург, романист и автор известных всему миру новелл».


1910-еГод Имя Тема
1911 Морис Метерлинк «За драматические произведения, отмеченные богатством воображения и поэтической фантазией».
1912 Герхарт Иоханн Роберт Гауптман «В знак признания плодотворной, разнообразной и выдающейся деятельности в области драматического искусства».
1913 Рабиндранат Тагор «За глубоко прочувствованные, оригинальные и прекрасные стихи, в которых с исключительным мастерством выразилось его поэтическое мышление».
1914 Премия не присуждалась. Денежные средства включены в спецфонд секции.
1915 Ромен Роллан (присуждена в 1916 г.) «За высокий идеализм литературных произведений, за сочувствие и любовь к истине».
1916 Карл Густав Вернер фон Хейденстам «Виднейший представитель новой эпохи в мировой литературе».
1917 Карл Адольф Гьеллеруп «За многообразное поэтическое творчество и возвышенные идеалы».
Хенрик Понтоппидан «За правдивое описание современной жизни Дании».
1918 Премия не присуждалась. Денежные средства включены в спецфонд секции.
1919 Карл Шпиттелер (присуждена в 1920 г.) «За несравненный эпос „Олимпийская весна“».
1920 Кнут Гамсун «За монументальное произведение „Соки земли“ о жизни норвежских крестьян, сохранивших свою вековую привязанность к земле и верность патриархальным традициям».

1920-еГод Имя Тема
1921 Анатоль Франс «За блестящие литературные достижения, отмеченные изысканностью стиля, глубоко выстраданным гуманизмом и истинно галльским темпераментом».
1922 Хасинто Бенавенте-и-Мартинес «За блестящее мастерство, с которым он продолжил славные традиции испанской драмы».
1923 Уильям Батлер Йейтс «За вдохновенное поэтическое творчество, передающее в высокохудожественной форме национальный дух».
1924 Владислав Станислав Реймонт «За выдающийся национальный эпос — роман „Мужики“».
1925 Джордж Бернард Шоу (присуждена в 1926 г.) «За творчество, отмеченное идеализмом и гуманизмом, за искрометную сатиру, которая часто сочетается с исключительной поэтической красотой».
1926 Грация Деледда (присуждена в 1927 г.) «За поэтические сочинения, в которых с пластической ясностью описывается жизнь её родного острова, а также за глубину подхода к человеческим проблемам в целом».
1927 Анри Бергсон (присуждена в 1928 г.) «В знак признания его ярких и жизнеутверждающих идей, а также за то исключительное мастерство, с которым эти идеи были воплощены».
1928 Сигрид Унсет «За запоминающееся описание скандинавского средневековья».
1929 Томас Манн «За великий роман „Будденброки“, который стал классикой современной литературы».
1930 Синклер Льюис «За мощное и выразительное искусство повествования и за редкое умение с сатирой и юмором создавать новые типы и характеры».


1930-еГод Имя Тема
1931 Эрик Аксель Карлфельдт «За его поэзию (посмертно)».
1932 Джон Голсуорси «За высокое искусство повествования, вершиной которого является „Сага о Форсайтах“».
1933 Иван Алексеевич Бунин (в официальном списке значится «без гражданства») «За строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы».
1934 Луиджи Пиранделло «За творческую смелость и изобретательность в возрождении драматургического и сценического искусства».
1935 Премия не присуждалась. Денежные средства включены в спецфонд секции (2/3) и Нобелевский фонд (1/3).
1936 Юджин О’Нил «За силу воздействия, правдивость и глубину драматических произведений, по-новому трактующих жанр трагедии».
1937 Роже Мартен дю Гар «За художественную силу и правду в изображении человека и наиболее существенных сторон современной жизни».
1938 Перл Бак «За многогранное, поистине эпическое описание жизни китайских крестьян и за биографические шедевры».
1939 Франс Эмиль Силланпяя «За глубокое проникновение в жизнь финских крестьян и превосходное описание их обычаев и связи с природой».
1940 Премия не присуждалась. Денежные средства включены в спецфонд секции (2/3) и Нобелевский фонд (1/3).


1940-еГод Имя Тема
1941 Премия не присуждалась. Денежные средства включены в спецфонд секции (2/3) и Нобелевский фонд (1/3).
1942 Премия не присуждалась. Денежные средства включены в спецфонд секции (2/3) и Нобелевский фонд (1/3).
1943 Премия не присуждалась. Денежные средства включены в спецфонд секции (2/3) и Нобелевский фонд (1/3).
1944 Йоханнес Вильхельм Йенсен (присуждена в 1945 г.) «За редкую силу и богатство поэтического воображения в сочетании с интеллектуальной любознательностью и самобытностью творческого стиля».
1945 Габриэла Мистраль «За поэзию истинного чувства, сделавшую её имя символом идеалистического устремления для всей Латинской Америки».
1946 Герман Гессе «За вдохновенное творчество, в котором проявляются классические идеалы гуманизма, а также за блестящий стиль».
1947 Андре Жид «За глубокие и художественно значимые произведения, в которых человеческие проблемы представлены с бесстрашной любовью к истине и глубокой психологической проницательностью».
1948 Томас Стернз Элиот «За выдающийся новаторский вклад в современную поэзию».
1949 Уильям Фолкнер (присуждена в 1950 г.) «За его значительный и с художественной точки зрения уникальный вклад в развитие современного американского романа».
1950 Бертран Артур Уильям Рассел «Один из самых блестящих представителей рационализма и гуманизма, бесстрашный борец за свободу слова и свободу мысли на Западе».


1950-еГод Имя Тема
1951 Пер Лагерквист «За художественную силу и абсолютную независимость суждений писателя, который искал ответы на вечные вопросы, стоящие перед человечеством».
1952 Франсуа Мориак «За глубокое духовное прозрение и художественную силу, с которой он в своих романах отразил драму человеческой жизни».
1953 Уинстон Леонард Спенсер Черчилль «За высокое мастерство произведений исторического и биографического характера, а также за блестящее ораторское искусство, с помощью которого отстаивались высшие человеческие ценности».
1954 Эрнест Миллер Хемингуэй «За повествовательное мастерство, в очередной раз продемонстрированное в „Старике и море“».
1955 Халлдор Кильян Лакснесс «За яркую эпическую силу, которая возродила великое повествовательное искусство Исландии».
1956 Хуан Рамон Хименес «За лирическую поэзию, образец высокого духа и художественной чистоты в испанской поэзии».
1957 Альбер Камю «За огромный вклад в литературу, высветивший значение человеческой совести».
1958 Борис Леонидович Пастернак (отказался от премии, диплом и медаль были вручены сыну в 1989 г.) «За значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа».
1959 Сальваторе Квазимодо «За лирическую поэзию, которая с классической живостью выражает трагический опыт нашего времени».
1960 Сен-Жон Перс «За возвышенность и образность, которые средствами поэзии отражают обстоятельства нашего времени».


1960-еГод Имя Тема
1961 Иво Андрич «За силу эпического дарования, позволившую во всей полноте раскрыть человеческие судьбы и проблемы, связанные с историей его страны».
1962 Джон Стейнбек «За реалистический и поэтический дар, сочетающийся с мягким юмором и острым социальным видением».
1963 Йоргос Сеферис «За выдающиеся лирические произведения, исполненные преклонения перед миром древних эллинов».
1964 Жан-Поль Сартр (отказался от премии) «За богатое идеями, пронизанное духом свободы и поисками истины творчество, оказавшее огромное влияние на наше время».
1965 Михаил Александрович Шолохов «За художественную силу и цельность эпоса о донском казачестве в переломное для России время».
1966 Шмуэль Йосеф Агнон «За глубоко оригинальное искусство повествования, навеянное еврейскими народными мотивами».
Нелли Закс «За выдающиеся лирические и драматические произведения, исследующие судьбу еврейского народа».
1967 Мигель Анхель Астуриас «За яркое творческое достижение, в основе которого лежит интерес к обычаям и традициям индейцев Латинской Америки».
1968 Ясунари Кавабата «За писательское мастерство, которое передает сущность японского сознания».
1969 Сэмюэль Беккет «За новаторские произведения в прозе и драматургии, в которых трагизм современного человека становится его триумфом».
1970 Александр Исаевич Солженицын «За нравственную силу, с которой он следовал непреложным традициям русской литературы».


1970-еГод Имя Тема
1971 Пабло Неруда «За поэзию, которая со сверхъестественной силой воплотила в себе судьбу целого континента».
1972 Генрих Бёлль «За творчество, в котором сочетается широкий охват действительности с высоким искусством создания характеров и которое стало весомым вкладом в возрождение немецкой литературы».
1973 Патрик Уайт «За эпическое и психологическое мастерство, благодаря которому был открыт новый литературный материк».
1974 Эйвинд Юнсон «За повествовательное искусство, прозревающее пространство и время и служащее свободе».
Харри Мартинсон «За творчество, в котором есть всё — от капли росы до космоса».
1975 Эудженио Монтале «За достижения в поэзии, которая отличается огромной проникновенностью и выражением взглядов на жизнь, напрочь лишенных иллюзий».
1976 Сол Беллоу «За гуманизм и тонкий анализ современной культуры, сочетающиеся в его творчестве».
1977 Висенте Алейксандре «За выдающееся поэтическое творчество, которое отражает положение человека в космосе и современном обществе и в то же время представляет собой величественное свидетельство возрождения традиций испанской поэзии в период между мировыми войнами».
1978 Исаак Башевис-Зингер «За эмоциональное искусство повествования, которое, уходя своими корнями в польско-еврейские культурные традиции, поднимает вечные вопросы».
1979 Одисеас Элитис «За поэтическое творчество, которое в русле греческой традиции, с чувственной силой и интеллектуальной проницательностью рисует борьбу современного человека за свободу и независимость».
1980 Чеслав Милош «С бесстрашным ясновидением показал незащищенность человека в мире, раздираемом конфликтами».


1980-еГод Имя Тема
1981 Элиас Канетти «За огромный вклад в литературу, высветивший значение человеческой совести».
1982 Габриэль Гарсиа Маркес «За романы и рассказы, в которых фантазия и реальность, совмещаясь, отражают жизнь и конфликты целого континента».
1983 Уильям Голдинг «За романы, в которых обращается к сущности человеческой природы и проблеме зла, все они объединены идеей борьбы за выживание».
1984 Ярослав Сейферт «За поэзию, которая отличается свежестью, чувственностью и богатым воображением и свидетельствует о независимости духа и разносторонности человека».
1985 Клод Симон «За сочетание в его творчестве поэтического и живописного начал».
1986 Воле Шойинка «За создание театра огромной культурной перспективы и поэзии».
1987 Иосиф Александрович Бродский «За всеобъемлющее творчество, пропитанное ясностью мысли и страстностью поэзии».
1988 Нагиб Махфуз «За реализм и богатство оттенков арабского рассказа, который имеет значение для всего человечества».
1989 Камило Хосе Села «За выразительную и мощную прозу, которая сочувственно и трогательно описывает человеческие слабости».
1990 Октавио Пас «За пристрастные всеобъемлющие произведения, отмеченные чувственным интеллектом и гуманистической целостностью».

[править]
1990-еГод Имя Тема
1991 Надин Гордимер «Своим великолепным эпосом принесла огромную пользу человечеству».
1992 Дерек Уолкотт «За яркое поэтическое творчество, исполненное историзма и являющееся результатом преданности культуре во всем её многообразии».
1993 Тони Моррисон «В своих полных мечты и поэзии романах оживила важный аспект американской реальности».
1994 Кэндзабуро Оэ «C поэтической силой создаёт воображаемый мир, в котором реальность и миф, объединяясь, представляют тревожную картину сегодняшних человеческих невзгод».
1995 Шеймас Хини «За лирическую красоту и этическую глубину поэзии, открывающую перед нами удивительные будни и оживающее прошлое».
1996 Вислава Шимборска «За поэзию, которая с предельной точностью описывает исторические и биологические явления в контексте человеческой реальности».
1997 Дарио Фо «Наследуя средневековых шутов, порицает власть и авторитет и защищает достоинство угнетенных».
1998 Жозе Сарамагу «Используя притчи, подкрепленные воображением, состраданием и иронией, даёт возможность понять иллюзорную реальность».
1999 Гюнтер Грасс «Его игривые и мрачные притчи освещают забытый образ истории».
2000 Гао Синцзянь «Произведения вселенского значения, отмеченные горечью за положение человека в современном мире, которые открывают новые пути перед китайской прозой и драматургией».

2000-еГод
2001 Видиадхар Сурайпрасад Найпол «За синтез проницательного повествования и непреклонной честности в произведениях, заставляющих нас задуматься над фактами, которые обсуждать обычно не принято».
2002 Имре Кертес «За творчество, в котором хрупкость личности противопоставлена варварскому деспотизму истории».
2003 Джон Максвелл Кутзее «В бесчисленных вариациях показывает неожиданную сопричастность постороннего».
2004 Эльфрида Елинек «За музыкальные переливы голосов и отголосков в романах и пьесах, которые с экстраординарным лингвистическим усердием раскрывают абсурдность социальных клише и их порабощающей силы».
2005 Гарольд Пинтер «В своих пьесах приоткрывает пропасть, лежащую под суетой повседневности, и вторгается в застенки угнетения».
2006 Орхан Памук «В поисках меланхоличной души родного города нашёл новые символы для столкновения и переплетения культур».
2007 Дорис Лессинг «Повествующей об опыте женщин, со скептицизмом, страстью и провидческой силой подвергшей рассмотрению разделённую цивилизацию».
2008 Жан-Мари Гюстав Леклезио «Автор новых направлений, поэтических приключений, чувственных восторгов, исследователь человечества вне пределов правящей цивилизации».
2009 Герта Мюллер «С сосредоточенностью в поэзии и искренностью в прозе описывает жизнь обездоленных».

@музыка: А. Шнитке-Стихи покаянные

03:24 

Джон Донн

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
ПОГРЕБЕНИЕ

Когда меня придете обряжать,
О, заклинаю властью
Загробною! - не троньте эту прядь,
Кольцом обвившую мое запястье:
Се - тайный знак, что ей,
На небо отлетев, душа велела -
Наместнице своей -
От тления хранить мое земное тело.

Пучок волокон мозговых, ветвясь
По всем телесным членам,
Крепит и прочит между ними связь:
Не так ли этим волоскам бесценным
Могущество дано
Беречь меня и в роковой разлуке?
Иль это лишь звено
Оков, надетых мне, как смертнику, для муки?

Так иль не так, со мною эту прядь
Заройте глубже ныне,
Чтоб к идолопоклонству не склонять
Тех, что могли б найти сии святыни.
Смирение храня,
Не дерзко ли твой дар с душой равняю?
Ты не спасла меня,
За это часть тебя я погребаю.

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ

Остерегись любить меня теперь:
Опасен этот поворот, поверь;
Участье позднее не возместит
Растраченные мною кровь и пыл,
Мне эта радость будет выше сил,
Она не возрожденье - смерть сулит.
Итак, чтобы любовью не сгубить,
Любя, остерегись меня любить.

Остерегись и ненависти злой,
Победу торжествуя надо мной:
Мне ненависти этой не снести;
Свое завоевание храня,
Ты не должна уничтожать меня,
Чтобы себе ущерб не нанести.
Итак, пусть ненавидим я тобой -
Остерегись и ненависти злой.

Но вместе - и люби, и ненавидь,
Так можно крайность крайностью смягчить;
Люби, чтоб мне счастливым умереть,
И милосердно ненавидь любя,
Чтоб счастья гнет я дольше мог терпеть -
Подмостками я стану для тебя.
Чтоб мог я жить и мог тебе служить,
_Любовь моя, люби и ненавидь_.




РАЗЛУЧЕНИЕ

Прерви сей горький поцелуй, прерви,
Пока душа из уст не излетела!
Простимся: без разлуки нет любви,
Дня светлого - без черного предела.
Не бойся сделать шаг, ступив на край;
Нет смерти проще, чем сказать: "Прощай!"

"Прощай", - шепчу и медлю, как убийца,
Но если все в душе твоей мертво,
Пусть слово гибельное возвратится
И умертвит злодея твоего.
Ответь же мне: "Прощай!" Твоим ответом
Убит я дважды - в лоб и рикошетом.

@музыка: Витольд Лютославский

01:29 

Список демонов

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Abdiel
* Abaddon (христианской демонологии)
* Abalam (христианской демонологии)
* Abraxas
* Адрамелех
* Agares (христианской демонологии)
* Agiel
* Цель (христианской демонологии)
* Akvan (Персидский демонологии)
* Alal ( халдейской мифологии )
* Alloces (христианской демонологии)
* Allu ( аккадского мифологии )
* Amdusias (христианской демонологии)
* Ammit ( египетской мифологии )
* Anamalech (Неизвестно)
* Anzu (шумерской мифологии)
* Амона ( христианской демонологии )
* Эми (христианской демонологии)
* Andhaka ( индуизм )
* Андраш (христианской демонологии)
* Andrealphus (христианской демонологии)
* Andromalius (христианской демонологии)
* Антихрист (христианской демонологии)
* Апоп (Апофис) ( египетской мифологии )
* Аполлион ( христианской демонологии )
* Armaros (христианской демонологии)
* Asag (шумерский демонологии)
* Asb'el
* Asmodeus ( Персидский мифологии , фольклора еврейских и христианских демонологии)
* Astaroth (христианской демонологии)
* Astarte
* Asura ( индуизм )
* Азазель ( еврейской демонологии )
* Ahzi Дахака ( зороастризм )
B
* Ваал (христианской демонологии)
* Bagat (Форма сдвиг беса из Филиппин )
* Балам (христианской демонологии)
* Balberith
* Бафомет ("Демон", или изображения / кумир его)
* Барбас (христианской демонологии)
* Barbatos (христианской демонологии)
* Bartamaeus
* Bathin (христианской демонологии)
* Вельзевула ( еврейской демонологии , христианской демонологии)
* Бегемот ( еврейской демонологии )
* Beherit
* негодный ( еврейской демонологии , христианской демонологии)
* Beleth (христианской демонологии)
* Бун (христианской демонологии)
* Беовульф (Современные религии)
* Belphegor (христианской демонологии)
* Берит (христианской демонологии)
* Бифронс (христианской демонологии)
* Botis (христианской демонологии)
* Буэр (христианской демонологии)
* Бали Raj ( индуистской мифологии )
* Biule ([румынской мифологии])
C
* Caacrinolaas (христианской демонологии)
* Caim (христианской демонологии)
* Cerberus ( греческой мифологии и римской мифологии )
* Cerenus (христианской демонологии)
* Charun ( этрусской мифологии )
* Химера
* Cimejes (христианской демонологии)
* Корсон (христианской демонологии)
* Crocell (христианской демонологии)
* Culsu ( этрусской мифологии )
D
* Dantalion (христианской демонологии)
* Danjal
* Даса ( индуизм )
* Deicide (египетский демонологии)
* Decarabia (христианской демонологии)
* Demogorgon (христианской демонологии)
* Diablo
* Дума ( еврейской демонологии )
E
* Абигор (христианской демонологии)
* Эвриала ( греческая мифология )
F
* знакомых (христианской демонологии)
* Fleuretty (христианской демонологии)
* Фокалор (христианской демонологии)
* форумах, (христианской демонологии)
* Forneus (христианской демонологии)
* Furcas (христианской демонологии)
* перхоти (христианской демонологии)
G
* GAAP (христианской демонологии)
* Gader'el
* Gaki
* Glasya-Labolas (христианской демонологии)
* Göap (христианской демонологии)
* Горгона ( греческая мифология )
* Gremory (христианской демонологии)
* Григорий ( еврейской демонологии )
* Gusion (христианской демонологии)
* Гурий (демонология)
* Гай (демонология)
H
* Haagenti (христианской демонологии)
* Halphas (христианской демонологии)
* Hanan'el
* Hantu (Philippinan мифология)
* Haures (христианской демонологии)
* Humbaba ( шумерской мифологии , аккадской мифологии )
Я
* Incubus (христианской демонологии, халдейской мифологии , еврейский фольклор )
* IPoS (христианской демонологии)
* Шайтан (ислам)
J
* Jikininki
* Jaydeep (индийская демонологии)
K
* Kabhanda ( индуизм )
* Kasdaye
* Kitsune (японская мифология)
* Kobal (христианской демонологии)
* Kokb'ael
L
* Labal (христианской демонологии)
* Labasu
* Ламия ( болгарского фольклора , христианской демонологии и греческой мифологии )
* легиона (христианской демонологии)
* Lechies
* Lempo
* Leraje (Кристиан демонологии)
* Левиафан ( еврейской демонологии , христианской демонологии)
* Лилим ( еврейского фольклора )
* Лилит ( шумерской мифологии , аккадской мифологии , еврейский фольклор )
* Лилу
* Liothe (Северо-европейского фольклора)
* LiX Tetrax (иудео-христианской демонологии)
* Люцифер (Кристиан демонологии)
* Lucifuge Rofocale (христианской демонологии)
M
* Malphas (христианской демонологии)
* Маммон (христианской демонологии)
* Maricha ( индуизм )
* Marax (христианской демонологии)
* Marbas (христианской демонологии)
* Marchosias (христианской демонологии)
* Mastema ( еврейской демонологии )
* Mathim (христианской демонологии)
* Медуза ( греческая мифология )
* Melchiresa
* Мефистофель ( Кристиан фольклора )
* Merihem (христианской демонологии)
* Миктлантекутли (ацтекской мифологии)
* Masselir (языческой религии)
* Молох " (Кристиан демонологии)
* Murmur (христианской демонологии)
N
* Наама ( еврейской демонологии )
* Naberius (христианской демонологии)
* Naberus (христианской демонологии)
* Naphula (христианской демонологии)
* Neqa'el
* Нинурта ( шумерской мифологии , аккадской мифологии )
* Никс (Северо-европейского фольклора)
O
* Onoskelis
* Oray (христианской демонологии)
* Орк (см. также: Орки )
* Oriax (христианской демонологии)
* Ornias
* Orobas (христианской демонологии))
* Осе (христианской демонологии)
* Oni (японский демонологии)
* Oulotep
P
* Paimon (христианской демонологии)
* Pazuzu ( шумерской мифологии , аккадской мифологии )
* Penemue
* Phenex (христианской демонологии)
* Pithius (христианской демонологии)
* Попо Бава (демон из Занзибара)
* Проселл (христианской демонологии)
* Pruflas (христианской демонологии)
* Purson (христианской демонологии)
Q
R
* Ranoran демон детей
* Raging Демон (христианской демонологии)
* Раав ( еврейского фольклора )
* Rahovart
* Raiju
* Ракшаса ( индуизм )
* Rangda ( индуизм )
* Raum (христианской демонологии)
* Razakel (Европейский фольклор)
* Ronove (христианской демонологии)
* Rumjal
* "Русалка" ( славянская мифология )
S
* Sabnock (христианской демонологии)
* Sallos (христианской демонологии)
* Самаэль ( еврейской демонологии )
* Сатаны ( еврейской демонологии , христианской демонологии)
* Satanachia (христианской демонологии)
* Scox (христианской демонологии)
* Seere (христианской демонологии)
* Semyazza ( еврейской демонологии )
* Шайтан (ислам)
* Shax (христианской демонологии)
* Shedim ( еврейского фольклора )
* Shezmu ( египетской мифологии )
* Sidragasum (христианской демонологии)
* Sitri (христианской демонологии)
* Сфено ( греческая мифология )
* Stolas (христианской демонологии)
* Суккуб ( шумерской мифологии , аккадской мифологии , фольклора еврейских , христианских демонологии)
* Surgat (христианской демонологии)
T
* Таннин ( еврейской демонологии )
* Teeraal ( вавилонской мифологии )
* Thammuz (христианской демонологии)
* Tzitzimime (ацтекской мифологии)
U
* Uvall ( христианской мифологии )
V
* Valefor (христианской демонологии)
* Vapula (христианской демонологии)
* Vassago (христианской демонологии)
* Vepar (христианской демонологии)
* Вайн (христианской демонологии)
* VOLAC (христианской демонологии)
W
X
* Xaphan (христианской демонологии)
Y
* Yeqon
* Yeter'el
* юки-Onna (Японский фольклор)
Z
* Жагань (христианской демонологии)
* Zepar (христианской демонологии)
* Ziminar (христианской демонологии)

12:17 

МИфология-очерки моей будущей книги

Я делаю то, что нужно, спокойно и не прилагая усилий. Я не следую никаким правилам и не создаю свои правила. Я теку вместе с Жизнью с верой и без сопротивления
Шумеро-аккадская мифология

Шумеро-аккадская мифология, мифология народов, населявших в древности долины рек Тигр и Евфрат (Двуречье, Месопотамию, или Междуречье), - шумеров и аккадцев (вавилонян и ассирийцев, языком которых был аккадский).
История формирования и развития мифологических представлений прослеживается на материалах изобразительного искусства приблизительно с сер. 6-го тыс. до н.э., а по письменным источникам - с нач. 3-го тыс.
Шумерская мифология. Шумерийцы - племена неизвестного происхождения, в кон. 4-го тыс. до н.э. освоили долину Тигра и Евфрата и образовали первые в Двуречье города-государства. Шумерский период истории Двуречья охватывает около полутора тысяч лет, он завершается в кон. 3 - нач. 2-го тыс. до н.э. т.н. III династией города Ура и династиями Исина и Ларсы, из которых последняя была уже только частично шумерской. Ко времени образования первых шумерских городов-государств, видимо, сформировалось представление об антропоморфном божестве. Божества - покровители общины являлись в первую очередь олицетворением творящих и производящих сил природы, с которыми соединяются представления о власти военного вождя племени-общины, совмещающейся (сначала нерегулярно) с функциями верховного жреца. Из первых письменных источников (самые ранние пиктографические тексты т.н. периода Урук III - Джемдет-Наср датируются концом 4 - началом 3-го тыс.) известны имена (или символы) богов Инанны, Энлиля и др., а со времени т.н. периода Абу-Салябиха (поселения близ Ниппура) и Фары (Шуруппака) 27-26 вв. - теофорные имена и наиболее древний список богов (т.н. "список А"). Самые ранние собственно мифологические литературные тексты - гимны богам, списки пословиц, изложение некоторых мифов (напр., об Энлиле) восходят также к периоду Фары и происходят из раскопок Фары и Абу-Салябиха. От времени правления лагашского правителя Гудеи (ок. 22 в. до н.э.) дошли строительные надписи, дающие важный материал, касающийся культа и мифологии (описание обновления главного храма города Лагаш Энинну - "храма пятидесяти" для Нингирсу, бога-покровителя города). Но главная масса шумерских текстов мифологического содержания (литературных, учебных, собственно мифологических и др., так или иначе связанных с мифом) относится к кон. 3 - нач. 2-го тыс., к т.н. старовавилонскому периоду - времени, когда шумерский язык уже вымирал, но вавилонская традиция ещё сохранила систему преподавания на нём. Таким образом, ко времени появления письменности в Двуречье (кон. 4-го тыс. до н.э.) здесь зафиксирована определённая система мифологических представлений. Но в каждом городе-государстве сохранялись свои божества и герои, циклы мифов и своя жреческая традиция. До кон. 3-го тыс. до н.э. не было единого систематизированного пантеона, хотя имелось несколько общешумерских божеств: Энлиль, "владыка воздуха", "царь богов и людей", бог города Ниппур, центра древнейшего шумерского племенного союза; Энки, владыка подземных пресных вод и мирового океана (позднее и божество мудрости), главный бог города Эреду(г), древнейшего культурного центра Шумера; Ан, бог неба, и Инанна, богиня войны и плотской любви, божества города Урук, возвысившегося в кон. 4 - нач. 3-го тыс. до н.э.; Нанна, лунный бог, почитавшийся в Уре; бог-воитель Нингирсу, чтившийся в Лагаше (этот бог позднее отождествлялся с лагашским Нинуртой), и др. Древнейший список богов из Фары (ок. 26 в. до н.э.) выделяет шесть верховных богов раннешумерского пантеона: Энлиль, Ан, Инанна, Энки, Нанна и солнечный бог Уту.
Древние шумерские божества, в т. ч. и астральные боги, сохраняли функцию божества плодородия, которое мыслилось как бог-покровитель отдельной общины. Один из наиболее типичных образов - образ богини-матери (в иконографии с ней иногда связывают изображения женщины с ребёнком на руках), которая почиталась под разными именами: Дамгальнуна, Нинхурсаг, Нинмах (Мах), Нинту, Мама, Мами. Аккадские варианты образа богини-матери - Белетили ("владычица богов"), та же Мами (имеющая в аккадских текстах эпитет "помогающая при родах") и Аруру - создательница людей в ассирийских и нововавилонских мифах, а в эпосе о Гильгамеше - "дикого" человека (символ первочеловека) Энкиду. Не исключено, что с образом богини-матери связаны и богини-покровительницы городов: так, шумерские богини Бау и Гатумдуг также носят эпитеты "мать", "мать всех городов".
В мифах о богах плодородия прослеживается тесная связь мифа с культом. В культовых песнях из Ура (кон. 3-го тыс. до н.э.) говорится о любви жрицы "лукур" (одна из значительных жреческих категорий) к царю Шу-Суэну и подчёркивается священный и официальный характер их соединения. Гимны обожествлённым царям III династии Ура и I династии Исина также показывают, что между царём (одновременно и верховным жрецом "эном") и верховной жрицей ежегодно совершался обряд священного брака, в котором царь представлял воплощение бога-пастуха Думузи, а жрица - богини Инанны. Содержание произведений (составляющих единый цикл "Инанна - Думузи") включает в себя мотивы ухаживания и свадьбы героев-богов, нисхождения богини в подземное царство ("страну без возврата") и замену её героем, гибели героя и плача по нему и возвращения (на ограниченное время, но, видимо, периодически) героя на землю (изложение мифов см. в ст. Инанна). (Здесь будет рисунок). Все произведения цикла оказываются преддверием драмы-действа, составлявшей основу ритуала и образно воплощавшей метафору "жизнь - смерть - жизнь". Многочисленность вариантов мифа, равно как и образов уходящих (гибнущих) и возвращающихся божеств (каким в данном случае выступает Думузи), связана, как и в случае с богиней-матерью, с разъединённостью шумерских общин и с самой метафорой "жизнь - смерть - жизнь", всё время меняющей свой облик, но постоянной и неизменной в своём обновлении. Более специфична идея замены, лейтмотивом проходящая через все мифы, связанные со спуском в подземное царство. В мифе об Энлиле и Нинлиль в роли умирающего (уходящего) и воскресающего (возвращающегося) божества выступает покровитель общины Ниппура владыка воздуха Энлиль, силой овладевший Нинлиль, изгнанный за это богами в подземный мир, но сумевший его покинуть, оставив вместо себя, жены и сына "заместителей". По форме требование "за голову - голову" выглядит юридической уловкой, попыткой обойти закон, незыблемый для любого, кто вошёл в "страну без возврата". Но в нём звучит и идея некоего равновесия, стремления к гармонии между миром живых и мёртвых. В аккадском тексте о нисхождении Иштар (соответствует шумерской Инанне), равно как и в аккадском же эпосе об Эрре, боге чумы, эта идея сформулирована более отчётливо: Иштар перед воротами "страны без возврата" грозится в случае, если её не впустят, "выпустить мертвецов, поедающих живых", и тогда "более живых умножатся мёртвые", и угроза действует.
Мифы, имеющие отношение к культу плодородия, дают сведения о представлениях шумерийцев о подземном царстве. О местонахождении подземного царства (шумер. Кур, Ки-галь, Эден, Иригаль, Арали, вторичное название - кур-ну-ги, "страна без возврата"; аккадские параллели к этим терминам - эрцету, церу) чёткого представления нет. Туда не только спускаются, но и "проваливаются"; границей подземного царства служит подземная река, через которую переправляет перевозчик. Попадающие в преисподнюю проходят через семь ворот подземного мира, где их встречает главный привратник Нети. Участь мёртвых под землёй тяжела. Хлеб их горек (иногда это нечистоты), вода солона (питьём могут служить и помои). Подземный мир тёмен, полон пыли, его обитатели, "как птицы, одеты одеждою крыльев". Представления о "ниве душ" нет, как нет и сведений о суде мёртвых, где судили бы по поведению в жизни и по правилам морали. Сносной жизни (чистой питьевой воды, покоя) удостаиваются души, по которым был исполнен погребальный обряд и принесены жертвы, а также павшие в бою и многодетные. Судьи подземного мира, ануннаки, сидящие перед Эрешкигаль, владычицей подземного царства, выносят только смертные приговоры. Имена мёртвых заносит в свою таблицу женщина-писец подземного царства Гештинанна (у аккадцев - Белет-цери). В числе предков - жителей подземного мира - многие легендарные герои и исторические деятели, например Гильгамеш, бог Сумукан, основатель III династии Ура Ур-Намму. Непогребённые души мёртвых возвращаются на землю и приносят беду, погребённые переправляются через "реку, которая отделяет от людей" и является границей между миром живых и миром мёртвых. Реку пересекает лодка с перевозчиком подземного мира Ур-Шанаби или демоном Хумут-Табалом.
Собственно космогонические шумерские мифы неизвестны. В тексте "Гильгамеш, Энкиду и подземный мир" говорится, что некие события происходили в то время, "когда небеса отделились от земли, когда АН забрал себе небо, а Энлиль землю, когда Эрешкигаль подарили Куру". В мифе о мотыге и топоре говорится, что землю от небес отделил Энлиль, миф о Лахар и Ашнан, богинях скота и зерна, описывает ещё слитное состояние земли и небес ("гора небес и земли"), которым, по всей видимости, ведал АН. Миф "Энки и Нинхурсаг" рассказывает об острове Тильмун как о первозданном рае.
О сотворении людей дошло несколько мифов, но полностью самостоятелен из них лишь один - об Энки и Нинмах. Энки и Нинмах лепят человека из глины Абзу, подземного мирового океана, и привлекают к процессу создания богиню Намму - "мать, давшую жизнь всем богам". Цель создания человека - трудиться на богов: обрабатывать землю, пасти скот, собирать плоды, кормить богов своими жертвами. Когда человек изготовлен, боги определяют ему судьбу и устраивают по этому случаю пир. На пиру захмелевшие Энки и Нинмах начинают снова лепить людей, но у них получаются уроды: женщина, неспособная рожать, существо, лишённое пола, и т.д. В мифе о богинях скота и зерна необходимость создания человека объясняется тем, что появившиеся до него боги ануннаки не умеют вести никакого хозяйства. Неоднократно проскальзывает представление, что раньше люди росли под землёй, как трава. В мифе о мотыге Энлиль проделывает мотыгой дыру в земле и оттуда выходят люди. Этот же мотив звучит во введении к гимну городу Эреду(г).
Много мифов посвящено созданию и рождению богов. Широко представлены в шумерской мифологии культурные герои. Творцами-демиургами выступают в основном Энлиль и Энки. Согласно разным текстам богиня Нинкаси - зачинательница пивоварения, богиня Утту - ткацкого ремесла, Энлиль - создатель колеса, зерна; садоводство - изобретение садовника Шукалитудды. Некий архаический царь Энмедуранки объявляется изобретателем разных форм предсказания будущего, в т. ч. предсказаний при помощи излияния масла. Изобретатель арфы - некий Нингаль-Папригаль, эпические герои Энмеркар и Гильгамеш - создатели градостроения, а Энмеркар - ещё и письменности.
Эсхатологическая линия (хотя и не в прямом смысле слова) отражена в мифах о потопе (см. в ст. Зиусудра) и о "гневе Инанны".
В шумерской мифологии сохранилось крайне мало рассказов о борьбе богов с чудовищами, уничтожении стихийных сил и т.д. [пока известно только два таких сказания - о борьбе бога Нинурты (вариант - Нингирсу) со злым демоном Асагом и о борьбе богини Инанны с чудовищем Эбих]. Такие сражения в большинстве случаев - удел героической личности, обожествлённого царя, тогда как большинство деяний богов связано с их ролью божеств плодородия (наиболее архаичный момент) и носителей культуры (наиболее поздний момент). Функциональной амбивалентности образа соответствует внешняя характеристика персонажей: эти всесильные, всемогущие боги, творцы всего живого на земле, злы, грубы, жестоки, их решения часто объясняются капризами, пьянством, распущенностью, в их облике могут быть подчёркнуты бытовые непривлекательные черты (грязь под ногтями, выкрашенными в красный цвет, у Энки, растрёпанные волосы Эрешкигаль и т.д.). Разнообразна и степень активности и пассивности каждого божества. Так, наиболее живыми оказываются Инанна, Энки, Нинхурсаг, Думузи, некоторые второстепенные божества. Самый пассивный бог - "отец богов" Ан. Образы Энки, Инанны и отчасти Энлиля сопоставимы с образами богов-демиургов, "носителей культуры", в чьих характеристиках подчёркиваются элементы комизма, богами первобытных культов, живущими на земле, среди людей, чей культ и вытесняет культ "высшего существа". Но при этом никаких следов "теомахии" - борьбы старых и новых поколений богов - в шумерской мифологии не обнаружено. Один канонический текст старовавилонского времени начинается с перечисления 50 пар богов, предшествовавших Ану: их имена образованы по схеме: "владыка (владычица) того-то". Среди них назван один из древнейших, судя по некоторым данным, богов Энмешарра ("господин всех ме"). Из источника ещё более позднего времени (новоассирийского заклинания 1-го тыс. до н.э.) мы узнаём, что Энмешарра - "тот, кто передал Ану и Энлилю скипетр и господство". В шумерской мифологии это божество хтоническое, но нет никаких свидетельств, что в подземное царство Энмешарра был низвергнут насильственно.
Из героических сказаний до нас дошли только сказания урукского цикла. Героями сказаний являются три правивших последовательно царя Урука: Энмеркар, сын Мескингашера, легендарного основателя I династии Урука (27-26 вв. до н.э.; по преданию, династия вела своё начало от бога солнца Уту, чьим сыном считался Мескингашер); Лугальбанда, четвёртый правитель династии, отец (а возможно, родовой бог) Гильгамеша, наиболее популярного героя шумерской и аккадской литературы.
Единой для произведений урукского цикла внешней линией является тема связей Урука с окружающим миром и мотив странствия (путешествия) героев. Тема путешествия героя в чужеземную страну и испытание его моральной и физической силы в соединении с мотивами волшебных даров и волшебного помощника не только показывает степень мифологизации произведения, составленного как героико-исторический памятник, но позволяет вскрыть и стадиально ранние мотивы, связанные с обрядами инициации. Связь этих мотивов в произведениях, последовательность чисто мифологического уровня изложения сближает шумерские памятники с волшебной сказкой.
В ранних списках богов из Фары, герои Лугальбанда и Гильгамеш приписаны к богам; в более поздних текстах они появляются как боги подземного мира. Между тем в эпосе урукского цикла Гильгамеш, Лугальбанда, Энмеркар, хотя и обладают мифоэпическими и сказочными чертами, выступают как реальные цари - правители Урука. Их имена фигурируют и в т.н. "царском списке", составленном в период III династии Ура (видимо, ок. 2100 до н.э.) (все династии, упомянутые в списке, делятся на "допотопные" и правившие "после потопа", царям, особенно допотопного периода, приписывается мифическое число лет правления: Мескингашеру, основателю династии Урука, "сыну бога солнца", 325 лет, Энмеркару 420 лет, Гильгамешу, который назван сыном демона лилу, 126 лет). Эпическая и внеэпическая традиция Двуречья имеет, таким образом, единое общее направление - представление об историчности главных мифоэпических героев. Можно допустить, что Лугальбанда и Гильгамеш были обожествлены посмертно, как герои. Иначе обстояло дело с начала староаккадского периода. Первым правителем, объявившим себя ещё при жизни "богом-покровителем Аккада", был аккадский царь 23 в. до н.э. Нарам-Суэн; в период III династии Ура культовое почитание правителя достигло апогея.
Характерное для многих мифологических систем развитие эпической традиции из мифов о культурных героях на шумерской почве, как правило, не имело места. Мифы о богах-изобретателях представляли собой в основном сравнительно поздние произведения. Эти мифы не столько коренились в традиции или исторической памяти народа, сколько были разработаны методами концептуального спекулятивного мышления, что видно из искусственного образования имён многих второстепенных богов - "деятелей культуры", являющихся деификацией какой-либо функции. Но и тема, разрабатываемая в мифологических эпосах, в большинстве случаев актуальна, несёт определённые идеологические установки, хотя в основу могло быть положено древнее традиционное действо. Характерной актуализацией древних форм (в частности, традиционного мотива путешествия) выглядит и нередко встречающийся в шумерских мифологических текстах мотив путешествия бога к другому, высшему, божеству за благословением (мифы об Инанне и ме, о путешествии Энки к Энлилю после постройки его города, о путешествии лунного бога Нанны в Ниппур к Энлилю, своему божественному отцу, за благословением).
Период III династии Ура, время, от которого дошла бульшая часть письменных мифологических источников, - это период выработки идеологии царской власти в наиболее законченной в шумерской истории форме. Поскольку миф оставался господствующей и наиболее "организованной" областью общественного сознания, ведущей формой мышления, постольку именно через миф утверждались соответствующие идеи. Поэтому не случайно, что большинство текстов относится к одной группе - ниппурскому канону, составленному жрецами III династии Ура, а основные центры, чаще всего упоминаемые в мифах: Эреду(г), Урук, Ур, тяготевшие к Ниппуру как традиционному месту общешумерского культа. "Псевдо-миф", миф-концепцию (а не традиционную композицию) представляет собой и миф, объясняющий появление в Двуречье семитских племён амореев и дающий этиологию их ассимиляции в обществе, - миф о боге Марту (само имя бога - деификация шумерского названия западносемитских кочевников). Миф, лежащий в основе текста, не разрабатывал древнюю традицию, а был взят из исторической реальности. Но и следы общеисторической концепции - представления об эволюции человечества от дикости к цивилизации (нашедшего отражение - уже на аккадском материале - в истории "дикого человека" Энкиду в аккадском эпосе о Гильгамеше) проступают сквозь "актуальную" концепцию мифа. После падения в конце 3-го тыс. до н.э. под натиском амореев и эламитов III династии Ура почти все правящие династии отдельных городов-государств Двуречья оказались аморейскими; возвышается Вавилон с аморейской династией (старовавилонский период). Однако в культуре Двуречья соприкосновение с аморейскими племенами почти не оставило следа.
Аккадская (вавилоно- ассирийская) мифология. С глубокой древности восточные семиты - аккадцы, занимавшие северную часть нижнего Двуречья, были соседями шумерийцев и находились под сильным шумерским влиянием. Во 2-й половине 3-го тыс. до н.э. аккадцы утверждаются и на юге Двуречья, чему способствовало объединение Двуречья правителем города Аккад Саргоном Древним в "царство Шумера и Аккада" (позднее, с возвышением Вавилона, эта территория стала называться Вавилонией). История Двуречья во 2-м тыс. до н.э. - это уже история семитских народов. Однако слияние шумерского и аккадского народов происходило постепенно, вытеснение шумерского языка аккадским (вавилоно-ассирийским) не означало полного уничтожения шумерской культуры и замены её новой, семитской.
Ни одного раннего чисто семитского культа на территории Двуречья до сих пор не обнаружено. Все известные нам аккадские боги - шумерского происхождения или с давних пор отождествлены с шумерскими. Так, аккадский бог солнца Шамаш отождествился с шумерским Уту, богиня Иштар - с Инанной и рядом других шумерских богинь, бог бури Адад - с Ишкуром и т.д. Бог Энлиль получает семитский эпитет Бел, "владыка". С возвышением Вавилона всё большую роль начинает играть главный бог этого города Мардук, но и это имя по своему происхождению шумерское.
Аккадские мифологические тексты старовавилонского времени известны гораздо меньше, чем шумерские; ни один текст не дошёл полностью. Все главные источники по аккадской мифологии относятся ко 2-1-му тыс. до н.э., то есть ко времени после старовавилонского периода.
Если о шумерской космогонии и теогонии сохранились весьма отрывочные сведения, то вавилонское космогоническое учение представлено большой космогонической поэмой-эпосом "Энума элиш" (по первым словам поэмы - "Когда вверху"; наиболее ранняя версия датируется началом 10 в. до н.э.). Поэма отводит главную роль в сотворении мира Мардуку, который постепенно занимает главное место в пантеоне 2-го тыс., а к концу старовавилонского периода получает всеобщее признание и вне Вавилона (изложение космогонического мифа см. в ст. Абзу и Мардук).
В сравнении с шумерскими представлениями о мироздании новым в космогонической части поэмы является представление о последовательных поколениях богов, из которых каждое превосходит предыдущее, о теомахии - сражении старых и новых богов и унифицирование многих божественных образов созидателей в один. Идея поэмы - в оправдании возвеличивания Мардука, цель создания её - доказать и показать, что Мардук - прямой и законный наследник древних могучих сил, в т. ч. и шумерских божеств. "Исконные" шумерские боги оказываются при этом молодыми наследниками более древних сил, которые они сокрушают. Он получает власть не только на основании законной преемственности, но и по праву сильнейшего, поэтому тема борьбы и насильственного свержения древних сил является лейтмотивом сказания. Черты Энки - Эйя, как и других богов, перенесены на Мардука, но Эйя делается отцом "владыки богов" и его советником.
В ашшурской версии поэмы (кон. 2-го тыс. до н.э.) Мардука заменяет Ашшур, главный бог города Ашшур и центральное божество ассирийского пантеона. Это стало проявлением общей тенденции к унификации и к монотеизму, точнее - монолатрии, выражающейся в стремлении выделить основного бога и коренящейся не только в идеологической, но и в общественно-политической ситуации 1-го тыс. до н.э. Ряд космологических мотивов "Энума элиш" дошёл до нас в греческих переложениях вавилонского жреца 4-3 вв. до н.э. Бероса (через Полигистора и Евсебия), а также греческого писателя 6 в. н.э. Дамаския. У Дамаския присутствует ряд поколений богов: Тауте и Апасон и сын их Мумис (Тиамат, Апсу, Мумму), а также Лахе и Лахос, Киссар и Ассорос (Лахму и Лахаму, Аншар и Кишар), их дети Анос, Иллинос, Аос (Ану, Энлиль, Эйя). Аос и Дауке (т. е. богиня Дамкина) создают бога-демиурга Бела (Мардука). У Бероса владычицей, соответствующей Тиамат, является некая Оморка ("море"), которая господствует над тьмой и водами и описание которой напоминает описание злобных вавилонских демонов. Бог Бел её разрубает, создаёт небо и землю, организует мировой порядок и приказывает отрубить голову одному из богов, чтобы из его крови и земли создать людей и животных.
Мифы о сотворении мира и рода людского в вавилонской литературе и мифографии связаны со сказаниями о человеческих бедствиях, гибели людей и даже о разрушении вселенной. Как и в шумерских памятниках, в вавилонских сказаниях подчёркивается, что причина бедствий - злоба богов, их желание уменьшить число всё растущего и надоедающего богам своим шумом рода человеческого. Бедствия воспринимаются не как законное возмездие за людские грехи, но как злой каприз божества.
Миф о потопе, в основу которого, по всем данным, легло шумерское сказание о Зиусудре, дошёл в виде мифа об Атрахасисе и рассказа о потопе, вставленного в эпос о Гильгамеше (и мало отличающегося от первого), а также сохранился в греческой передаче Бероса. О наказании людей рассказывает и миф о боге чумы Эрре, обманным путём отбирающем власть у Мардука. Этот текст проливает свет на вавилонскую теологическую концепцию некоего физического и духовного равновесия мира, зависящего от присутствия на своём месте законного владельца (ср. шумеро-аккадский мотив равновесия между миром живых и мёртвых). Традиционным для Двуречья (ещё с шумерского периода) является и представление о связи божества со своей статуей: покидая страну и статую, бог тем самым меняет местожительство.

Это совершает Мардук, и стране наносится ущерб, а для вселенной создаётся угроза гибели. Характерно, что во всех эпосах об уничтожении человечества главное бедствие - потоп, вызвано не наводнением с моря, но дождевой бурей. С этим связана и значительная роль богов бури и ураганов в космогонии Двуречья, особенно северного. Кроме специальных богов ветра и грозы, бури (главный аккадский бог - Адад), ветры были сферой деятельности различных богов и демонов. Так, по традиции, им, вероятно, был и верховный шумерский бог Энлиль [дословное значение имени - "господин (дыхание) ветра", или "владыка-ветер"], хотя в основном он бог воздуха в широком смысле слова. Но всё же Энлиль владел разрушительными бурями, которыми он уничтожал врагов и ненавистные ему города. Сыновья Энлиля - Нинурта и Нингирсу, также связаны с бурей. Как божества, во всяком случае как персонифицированные высшие силы, воспринимались ветры четырёх сторон (особенно важную роль играл южный ветер - ср. миф об Адапе или о борьбе с Анзу, где южный ветер - помощник Нинурты).
Вавилонское сказание о сотворении мира, сюжет которого был построен вокруг личности могучего божества, эпическая разработка эпизодов, повествующих о сражении бога-героя с чудовищем - олицетворением стихии, дало начало теме бога-героя в вавилонской эпико-мифологической литературе (а не героя-смертного, как в шумерской литературе).
Мотив таблиц судеб связан с шумерскими представлениями о ме. По аккадским понятиям, таблицы судеб определяли движение мира и мировых событий. Обладание ими обеспечивало мировое господство (ср. "Энума элиш", где ими первоначально владела Тиамат, затем Кингу и, наконец, Мардук). Писец таблиц судеб - бог писцового искусства и сын Мардука Набу - также иногда воспринимался как их обладатель. Таблицы писали и в подземном мире (писец - богиня Белет-цери); видимо, это была фиксация смертных приговоров, а также имена мёртвых.
Если число богов-героев в вавилонской мифологической литературе по сравнению с шумерской преобладает, то о героях-смертных, кроме эпоса об Атрахасисе, известны только сказание (явно шумерского происхождения) об Этане - герое, попытавшемся взлететь на орле на небо, и сравнительно поздний рассказ об Адапе - мудреце, осмелившемся "обломать крылья" ветру и вызвать гнев бога неба Ана, но упустившем возможность добыть бессмертие, и знаменитый эпос о Гильгамеше - не простое повторение шумерских сказаний о герое, а произведение, отразившее сложную мировоззренческую эволюцию, которую вместе с вавилонским обществом проделали герои шумерских произведений. Лейтмотив эпических произведений вавилонской литературы - недостижение человеком участи богов, несмотря на все его стремления, тщетность человеческих усилий в попытке получить бессмертие.
Монархически-государственный, а не общинный (как в шумерской мифологии) характер официальной вавилонской религии, равно как и подавление общественной жизни населения, приводит к тому, что черты архаической религиозно-магической практики постепенно подавляются. Со временем всё большую роль начинают играть "личные" боги. Представление о личном боге каждого человека, который облегчает ему доступ к великим богам и вводит его к ним, возникает (или, во всяком случае, распространяется) со времени III династии Ура и в старовавилонском периоде. На рельефах и печатях этого времени часты сцены, изображающие, как божество-покровитель ведёт человека к верховному богу для определения ему судьбы и для получения благословения. В период III династии Ура, когда царя рассматривали как защитника-хранителя своей страны, он принимал некоторые функции бога-защитника (особенно обожествлённый царь). Считалось, что с потерей своего бога-защитника человек становился беззащитным перед злобным своеволием великих богов, легко мог подвергнуться нападению злых демонов. Кроме личного бога, который должен был прежде всего принести удачу своему покровительствуемому, и личной богини, олицетворявшей его жизненную "долю", каждый человек имел ещё своего шеду (ср. шумер. алад) - антропоморфизированную или зооморфизированную жизненную силу. Кроме этих защитников, у жителя Вавилонии во 2-1-м тыс. до н.э. появляется и своя личная хранительница - ламассу, носительница его личности, возможно, связанная с культом плаценты. "Имя" человека или его "слава" (шуму) тоже рассматривались как материальная субстанция, без которой немыслимо его существование и которая передавалась его наследникам. Напротив, "душа" (напишту) - что-то безличное, она отождествлялась то с дыханием, то с кровью. Личные боги-хранители противостояли злу и были как бы антиподами злых сил, окружающих человека. Среди них - львиноголовая Ламашту, поднимающаяся из подземного мира и ведущая за собой всевозможные болезни, сами злые духи болезней, призраки, озлобленные тени мёртвых, не получающие жертв, разного рода служебные духи подземного царства (утукки, асакки, этимме, галле, галле лемнути - "черти злые", и т.д.), бог-судьба Намтар, приходящий к человеку в час его смерти, ночные духи-инкубы лилу, посещающие женщин, суккубы лилит (лилиту), овладевающие мужчинами, и др. Сложнейшая система демонологических представлений, сложившаяся в вавилонской мифологии (и не засвидетельствованная в шумерских памятниках), получила отражение и в изобразительном искусстве.
Общая структура пантеона, сложение которой относится ещё к III династии Ура, в основном остаётся без особых перемен в течение всей эпохи древности. Во главе всего мира официально стоит триада Ану, Энлиль и Эйя, окружённые советом из семи или двенадцати "великих богов", определяющих "доли" (шимату) всего на свете. Все боги мыслятся разделёнными на две родовые группы - игигов и ануннаков, боги земли и подземного мира, как правило, относятся к числу последних, хотя и среди небесных богов также есть боги-ануннаки. В преисподней, однако, правит уже не столько Эрешкигаль, сколько её супруг Нергал, подчинивший свою супругу, что соответствует общему уменьшению роли женских божеств в вавилонской мифологии, низведённых, как правило, почти исключительно до положения безличных супруг своих божественных мужей (по существу, особое значение сохраняют лишь богиня врачевания Гула и Иштар, хотя, судя по эпосу о Гильгамеше, и её положение оказывается под угрозой). Но шаги в направлении определённой монолатрии, проявившиеся в усилении культа Мардука, который монополизировал к кон. 2-го тыс. почти все области божественной деятельности и власти, делаются и дальше. В единый образ "владыки" - Бела сливаются Энлиль и Мардук (в Ассирии - Энлиль и Ашшур). В 1-м тыс. до н.э. Мардука в ряде центров постепенно начинает вытеснять его сын, бог писцового искусства Набу, который имеет тенденцию к тому, чтобы стать общевавилонским божеством. Свойствами одного бога наделяются другие божества, и качества одного бога определяются при помощи качеств других богов. Это ещё один путь к созданию образа единого всемогущего и всесильного божества чисто абстрактным способом.
Памятники (в основном 1-го тыс.) дают возможность реконструировать общую систему космогонических воззрений вавилонских теологов, хотя нет полной уверенности в том, что подобная унификация самими вавилонянами была осуществлена. Микрокосм представляется отражением макрокосма - "низ" (земля) - как бы отражением "верха" (небес). Вся вселенная как бы плавает в мировом океане, земля уподобляется большому перевёрнутому круглому челну, а небо - твёрдому полусводу (куполу), накрывающему мир. Всё небесное пространство делится на несколько частей: "верхнее небо Ану", "среднее небо", принадлежащее игигам, в центре которого находилась лазуритовая целла Мардука, и "нижнее небо", уже видимое людям, на котором расположены звёзды. Все небеса сделаны из разных пород камня, например "нижнее небо" - из синей яшмы; над этими тремя небесами помещается ещё четыре неба. Небо, как здание, покоится на основании, прикреплённом к небесному океану колышками и, подобно земному дворцу, защищённом от воды крепостным валом. Самая высокая часть небесного свода носит название "середина небес". Внешняя сторона купола ("внутренность небес") излучает свет; это то пространство, где скрывается луна - Син во время своей трёхдневной отлучки и где солнце - Шамаш проводит ночь. На востоке находится "гора восхода", на западе - "гора заката", которые заперты на замок. Каждое утро Шамаш открывает "гору восхода", отправляется в путь по небу, а вечером через "гору заката" скрывается во "внутренности небес". Звёзды на небесном своде - это "образы" или "письмена", и каждой из них определено твёрдое место, чтобы ни одна "не сбилась со своего пути". Земной географии соответствует география небесная. Прообразы всего сущего: стран, рек, городов, храмов - существуют на небе в виде звёзд, земные предметы являют собой лишь отражения небесных, но обе субстанции имеют каждая свои измерения. Так, небесный храм примерно вдвое больше земного. План Ниневии первоначально был вычерчен на небесах и существовал издревле. В одном созвездии расположен небесный Тигр, в другом - небесный Евфрат. Каждому городу соответствует определённое созвездие: Сиппару - созвездие Рака, Вавилону, Ниппуру - другие, чьи названия не идентифицированы с современными. На страны разделены и солнце и месяц: на правой стороне месяца - Аккад, на левой - Элам, верхняя часть месяца - Амурру (амореи), нижняя часть - страна Субарту. Под небесным сводом лежит (как перевёрнутая лодка) "ки" - земля, которая также разделена на несколько ярусов. В верхней части живут люди, в средней части - владения бога Эйя (океан пресной воды или подпочвенных вод), в нижней части - владения богов земли, ануннаков, и подземное царство. По другим воззрениям, семи небесам соответствуют семь земель, но об их точном членении и расположении ничего не известно. Чтобы укрепить землю, её привязали к небу верёвками и закрепили колышками. Эти верёвки-канаты - Млечный путь. Верхняя земля, как известно, принадлежит богу Энлилю. Его храм Экур ("дом горы") и одна из центральных его частей - Дуранки ("связь небес и земли") символизируют строение мира.
Таким образом, в религиозно- мифологических воззрениях народов Двуречья намечается известная эволюция. Если шумерская религиозно-мифологическая система может быть определена как основанная в первую очередь на общинных культах, то в вавилонской системе видно явное стремление к монолатрии и к более индивидуальному общению с божеством. От весьма архаических представлений намечается переход к развитой религиозно-мифологической системе, а через неё - к области религиозно-этических воззрений, в какой бы зачаточной форме они ни были выражены.

@музыка: Сегей Курехин

Путешественник Внутреннего Мира!

главная